Под Москвой прошел «Самогонный Давос»

Спецкор «Пятницы» побродил среди аламбиков и змеевиков на берегу Пироговского водохранилища
Мирослав Робка

«Кедровое масло, сударь мой, это разврат!» - «Что ж, по-вашему, не разврат?» - «Да все разврат. Самогон - вещь простая, хитростей не любит»

Третьего октября на берегу Пироговского водохранилища прошел ежегодный форум «Самогонный Давос», на который прибыли самогонщики из Москвы, Подмосковья и сопредельных областей. Среди участников оказались не только фермеры и художники, но и шеф-повара ресторанов, возгоняющие ядреную смесь, которую можно с одинаковым эффектом заливать хоть в человека, хоть в бензобак.

Между сосен и берез натянули полотняные шатры, под ними бродили люди, перетаскивая аппаратуру: сверкающие медью змеевики, аламбики, перегонные кубы, какие-то кувшины с тончайшими носиками. Другие колдовали над закуской: согласно концепции, участники саммита должны были поразить друг друга не только выпивкой, но и едой. Холмы маринованных лисичек, окруженные редколесьем укропа, затмевали горы моченой брусники. Тушеные утки лежали, как мумии царей. Я потоптался перед столами, пытаясь вымолить хотя бы соленый огурец, но самогонщики были неумолимы. «По регламенту начало в два», - сказали мне. В два часа из динамиков грянул Утесов - видно, организаторы посчитали, что он рифмуется с самогоном лучше всего. Истекая слюной, я помчался осматривать экспозицию. Первым на моем пути был фермер Александр из Калужской области. Его грандиозный самогонный аппарат из меди яростно сверкал на солнце, за спиной фермера громоздились ряды бутылок с этикеткой «Яблогон».

- Это вроде кальвадоса, - пояснил Александр, - только лучше. Перегоняем яблоки, выдерживаем в бочке. Сорок градусов ровно.

- Аппарат сами сделали? - спросил я, прихлебывая янтарный напиток.

Аппарат простой калужский фермер заказал в Португалии, потому что наши производители что ни сделают, получаются «Жигули». Выслал туда чертежи, через три недели получил прибор. Как он разбирался с таможней - история умалчивает. Наверное, сказал, что это молочный сепаратор, ведь у Александра большое фермерское хозяйство. Он даже привез на форум клетку с цесарками - для антуража.

Поглядев на птиц, я пошел дальше и остановился возле невеселого пожилого мужчины. Перед ним стояла сиротская конструкция, в которой угадывался молочный бидон и что-то вроде карбюратора. Оттуда тихо капало в банку.

- На чем у вас? - поинтересовался я.

- Груши, яблоки, что лишнее - все кидаем, - проговорил мужчина.

Звали его Вячеслав, и был он кандидат сельскохозяйственных наук из Смоленска. Специалист по разведению земляники. Выпив рюмку сиротской слезы, я спросил, есть ли у него самогон из земляники, но Вячеслав обидно засмеялся и сказал, что это фантазия. Только яблоки и груши дают правильный вкус.

С некоторой досадой на сельское хозяйство я побрел на центральную площадку, где выставили свою продукцию рестораны и яхт-клубы. Простыми фермерскими радостями там уже не пахло. Этот самогон явно претендовал на элитарность. Во-первых, в нем присутствовали добавки: вытяжка из клюквы, айва и укроп. Во-вторых, сопричастные закуски казались слишком вычурными, хотя вяленая телятина с дыней и микробургеры с форшмаком отвлекли мое внимание от саммита минут на десять. Да и сами хозяева стендов не улыбались, когда гости подходили к их стендам, а молча придвигали рюмки и вежливо цедили: «Закусочки возьмите». К сердцу подкатывала тоска: хотелось веселья, а его не было.

Впрочем, участники саммита, как я мог заметить, не скучали. Они бродили от стенда к стенду, пробовали экспонаты у себя и у других и обсуждали тонкости самогонного дела. «Кедровое масло, сударь мой, это разврат! - говорил пожилой человек в берете и дорогом пальто. - Нельзя его класть в самогон!» - «Что ж, по-вашему, не разврат?» - усмехался его молодой собеседник в поварском колпаке. «Да все разврат. Самогон - вещь простая, хитростей не любит».

Я обошел уже больше десяти стендов. Пил из громадных бутылей с этикетками «Пшенная», «Ячменная», «Деревенская»: двухметрового роста дядя с красным лицом, владелец бутылей, куртуазно кланялся после каждой дозы. «А теперь из этой бочки, умоляю вас!» - кричал он. «Это не совсем та бочка, что стоит у нас в хозяйстве, но, клянусь вам, сэр, это сестра той бочки!» Затем я оказался в компании белорусских самогонщиков, прибывших из дружественной республики чуть ли не на тачанке и с походной кухней для производства напитка в полевых условиях. Потом спросил у молодой женщины, которая нацедила мне травяной настойки, есть ли у нее внуки. Чуть не упал на поэта Владимира Вишневского, который шествовал в компании с создетелем проекта LavkaLavka Борисом Акимовым. И наконец, обнаружил, что стою на поляне и глажу козу, которая смирно паслась возле березы. Встреча с хорошими людьми, заявленная в пресс-релизе, состоялась.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать