Стиль жизни
Бесплатный
Александр Баунов

Александр Баунов: Мэр один, а лучше два

Почему на греческом острове Фолегандрос нет чиновников

Это в Афинах кризис и целые улицы закрытых магазинов, а на островах все белое, чистое, все работает

Цивилизационная пропасть разверзлась на острове Санторин между народами, жившими при коммунизме, и теми, кто его в глаза не видал. Вход на знаменитый красный пляж перегорожен государственным шнурком с табличкой «Полиция. Муниципалитет. Проход запрещен. Несчастные случаи. Падают скалы. Гибнут люди. Отечество в опасности». Вокруг шнурка народная тропа. Внизу на пляже купальщики. Японцы преодолевают полпути вверх, до шнурка, фотографируют красивую бухту с высоты и идут назад. Китайцы тоже поднимаются, фотографируют красивую бухту с высоты, обходят шнурок по народной тропе и идут вниз купаться. А все потому, что у китайцев, как у нас, богатый опыт неразумных, неправовых запретов. Японец просто не может себе представить, что ему запретили что-то хорошее просто так, потому что нефиг. А китаец очень даже может. И мы можем.

Китайцев в этом году на Санторине несметно. Греки испытывают восторг от заработка и ужас от встречи с инопланетной жизнью. Но чем хороши острова? Переплыл на соседний - и ни одного не то что туриста, а вообще людей нет. Рядом с Санторином остров Фолегандрос. На Санторине - 15 тысяч населения и дафже в октябрьский несезон тысяч 50 туристов. А на Фолегандросе приезжих человек двести, а местных: «У вас человек семьсот?» - спрашиваю. «752», - строго отвечают мне: тут каждый на счету.

С половиной из этих 752 начинаешь здороваться на второй день. С оставшейся половиной - на третий. Хотя третьего дня на Фолегандросе не планировалось. Но поднялся ветер и - чье там судно с ветром борется у мыса? А это наше: поборолось и не пришло. Восемь баллов. Так что теперь все нас на острове знают: «А это те, кого не забрали сегодня утром».

Двое греческих моряков, наблюдавших возле таверны за борьбой судна с ветром, поражают трезвым, не варварским взглядом на Советский Союз. В Афинах обычно слышишь: при СССР американцы знали свое место, а простые русские люди жили весело и хорошо. Но тут, на маленьком острове, уверены в обратном. Матросы с Фолегандроса возили в Ленинград, Мурманск, Новороссийск американскую пшеницу и уже тогда заподозрили неладное: отчего это в страну свободных рабочих и крестьян отправляют тысячи тонн буржуазного хлеба? И официальный курс - 75 копеек за доллар, а у трапа тебя хватают и предлагают 20 рублей? Когда надо было из новороссийского порта куда-то съездить, матросы вышли на шоссе, махнули рукой - и остановили целый рейсовый автобус. Водитель недолго думая высадил на обочину местных пассажиров и пригласил иностранцев: милости просим. А они ему - 20 рублей. «Четверть зарплаты, между прочим, - со знанием дела говорит мне грек. - Я еще удивился: а как же ваши-то пассажиры добираться будут?» До сих пор удивляется. И про то, как в СССР выкидывали своих из автобуса, теперь знают 752 жителя Фолегандроса: они все друг другу давно рассказали долгими зимними днями, когда нет ни туристов, ни кораблей.

Это в Афинах кризис и целые улицы закрытых магазинов, а на островах все белое, чистое, все работает. Когда-то они почти опустели, все ринулись в столицу, зато теперь афиняне рады, если находят работу на острове. Только государство тут не поможет, зарабатывать надо самостоятельно - морем, сельским хозяйством, туризмом. Среди 752 жителей не найдется чиновников: не нужны. Есть один - называется мэр , - и он с каждым знаком лично. На соседнем Наксосе почти 20 тысяч человек и целых два мэра. Одного маловато, слишком далек будет от народа.

Автор - старший редактор Slon.ru

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать