На экраны выходит «12 лет рабства»

Новый фильм Стива Маккуина рассказывает историю чернокожего скрипача, проданного в рабство

Происходящее откровенно до бесстрастности, подробно до неприличия и без политических нюансов

Этот фильм интересен со всех сторон, в буквальном смысле слова. Со стороны европейского авторского кино - как новый виток карьеры британца Стива Маккуина, создателя радикальных картин «Голод» и «Стыд». Со стороны американского премиального сезона - как эталонный фильм о защите прав человека и самом постыдном периоде национальной истории. В моду Маккуин попал идеально, даже если задач таких не ставил: два фильма из числа самых нашумевших в прошлом сезоне, «Линкольн» Стивена Спилберга и «Джанго освобожденный» Квентина Тарантино, были на ту же тему, а он продолжил их элегантно и самобытно. Со стороны простого зрителя, наконец, как собрание первостепенных звезд, на которых придут поглазеть даже те, кому нет дела до работорговли. Безусловно, афробританца Чиветеля Эджиофора («Амистад», «Грязные прелести», «2012») в нашей стране узнает не каждый, однако рядом с ним на экране Бенедикт Камбербэтч, Пол Джиаматти, Пол Дано, Майкл Фассбендер и даже Брэд Питт.

В основу фильма легла не просто подлинная история, но книга, написанная ее героем, ньюйоркцем Соломоном Нортапом. Респектабельный гражданин, отец семейства и известный в широких кругах скрипач в начале 1840-х был похищен и продан в рабство в южные штаты. Там, на трех разных плантациях, он провел целую вечность - и хотя изредка ему приходилось играть на скрипке, озвучивая изуверские празднества своих хозяев, чаще бывший музыкант вырубал и сплавлял лес, собирал хлопок и сахарный тростник. Только двенадцать лет спустя его чудом отыскали, привезли ему документы и отправили домой. Само собой разумеется, что спасение было чистой воды чудом - подобное случалось нечасто.

Американские критики буквально визжат от восторга, оценивая этот фильм. Для них ужасно важно, что человек со стороны, европеец смог оценить и в полной мере передать всю чудовищность событий, творившихся в их отчизне полтораста лет назад. Зрители по другую сторону Атлантики реагируют сдержанне. Причина у столь разных откликов одна: декларативная прямолинейность происходящего на экране - откровенно до бесстрастности, подробно до неприличия и без усложняющих политических нюансов «Линкольна» или постмодернистского стеба «Джанго». Зло как оно есть, чернее некуда, - и негры-страстотерпцы, белее не придумаешь. Богатство характеров не для этой картины. Все без исключения рабы здесь показаны как чистые страдальцы, а все белые - как лицемерные палачи разной степени изощренности. Хороший белый на экране ровным счетом один, и это (внимание, спойлер) герой Брэда Питта, также послужившего сопродюсером фильма.

Похвальный схематизм сдобрен общим пафосом, идеально вписавшимся в творческую стратегию Маккуина. И в «Голоде», посвященном голодовкам и акциям протеста североирландских сепаратистов, и в «Стыде», героем которого стал американский яппи, речь шла - хоть и по-разному - о тех застенках, куда человек себя помещает добровольно. «12 лет рабства» тоже об этом: не только о насилии человека над человеком, но и о будничности этого процесса, который принимают с равным спокойствием и эксплуататоры, и их жертвы. Здесь привычный лейтмотив разрастается до библейского масштаба - недаром рабы на плантациях постоянно поют тоскливые псалмы, а плантаторы оправдывают свои преступления обильными цитатами из Писания. Символическим кажется и то, что рабы носят библейские имена - по ходу дела хоронят старика Авраама, а главного героя зовут Соломоном, хотя это имя белые изверги у него отбирают. В роли исчадия дьявола выступает любимец Маккуина Майкл Фассбендер - ему в фильме принадлежит самая эффектная и разноплановая роль, - регулярно попадающий в собственный загон со свиньями, животными тоже символическими (и грязь любят, хотя шкура вроде светлая, и бесы в них, согласно Евангелию, вселяются).

Спасает зрелище то, что Маккуин не без помощи оператора-виртуоза Шона Боббитта остается незаурядным художником. Он мастер портретов: как пронзительно смотрит в никуда главный герой, стоящий вроде бы перед самым объективом камеры, как зловещ профиль Фассбендера! С пейзажами тоже все прекрасно: идеальная линия горизонта отделяет безмятежное небо от инфернального хлопкового поля, над которым чуть возвышаются головы страдальцев. Ну и абстрактное искусство, на которое тянет узор рубцов на спине избитой до полусмерти рабыни или искры угасающего во тьме письма к жене, которое сам герой, впавший в отчаяние, решил сжечь. Жаль только, что всем цветам настолько одаренный живописец на этот раз предпочел один - черный.

С 12 декабря в кинотеатрах города.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать