Стиль жизни
Бесплатный
Александр Баунов

Александр Баунов: Свое добро

Чем закончился коммунизм во Вьетнаме

Тысячелетние башни и храмы бомбили так, словно от этого зависела судьба мира

Ханойские власти хитрят: убрали вывеску «Музей революции» и написали «Национальный музей». Теперь Национальный музей и там, где прекрасные индуистские боги и горы, набросанные на бумаге китайской тушью, и там, где маузер местного товарища Дзержинского. Билет можно купить только в современной части - хочешь к древним богам, загляни и к маузеру.

Несмотря на хитрость, в бывшем Музее революции тихо, как в брошенном доме. Он и есть брошенный. Предприниматель из Куала-Лумпура удивляется, что белый деревянный корабль, который возит его по бухте Халонг с ее тысячью островов, частный. «Нас в Малайзии всю жизнь пугали коммунизмом: сначала коммунисты победят во Вьетнаме, потом в Таиланде, потом доберутся до нас. А тут я вижу то же самое, что у нас: у каждого свой бизнес».

В центре Ханоя - тюрьма Хоа Ло. Французы держали там осужденных борцов за независимость Вьетнама (с тех пор там гильотина), а победившие коммунисты - американских военнопленных. Среди почетных экспонатов в отдельной витрине - летный костюм Маккейна, будущего сенатора, и его автограф: Маккейн приезжал туристом в тюрьму, где провел когда-то пять лет.

В центральном Вьетнаме, на склонах заросшими джунглями гор - Мишон, разбомбленная американцами столица средневекового индуистского королевства Чампа с башнями и храмами Х-XI веков. После войны осталось лишь два храмовых комплекса (теперь это памятники ЮНЕСКО). Храмы совсем небольшие, от силы поместится несколько десятков человек. Во время войны там прятались от дождей и обстрелов красные партизаны-вьетконговцы. Они могли выжить или погибнуть, это не решило бы исход войны. Но бомбили эти тысячелетние башни и храмы так, будто от этого зависела судьба мира. Так королевство Чампа умерло во второй раз, когда спустя тысячу лет неплохие, в общем-то, ребята-американцы с правильными в мыслями в головах уничтожили то, что его жители хотели оставить после себя до скончания мира. И конечно, погибли не только башни, а еще примерно два миллиона вьетнамцев, 50 тысяч американ­ских солдат и множество лаосцев, камбоджийцев, тайцев и прочего цветного и белого народа. Ради того, чтобы не допустить победы коммунизма во Вьетнаме.

Но он все равно победил, а потом исчез, самоликвидировался через десять лет после победы. В 1975 году был взят Сайгон, а в 1986-м вьетнамские власти объявили рыночные реформы, и коммунистический Вьетнам стал тем, чем он является сейчас: капиталистической страной, небрежно завернутой в красный флаг. Рыночной экономикой под властью однопартийного государства, то есть ровно тем, чем был Южный Вьетнам, ради которого, собственно, и были все эти жертвы.

Людям, которые воевали друг с другом в Индокитае в 1960-е и 1970-е, казалось, что между ними непроходимая граница: на чужой стороне - зло, на их - добро, и его надо отстоять любой ценой. А на самом деле во всей Юго-Восточной Азии - и в той части, которую американцы спасали от коммунистической угрозы, и там, где правили коммунисты, во Вьетнаме, Лаосе, Камбодже, Таиланде, Малайзии, Индонезии, Сингапуре, Филиппинах, - установился одинаковый «азиатский режим» с ничтожными вариациями: однопартийный авторитарный строй с лидером или группой товарищей во главе и с бодрой рыночной, капиталистической экономикой. А первые и пока не слишком успешные переходы к политической свободе начались в конце 1990-х, и без всяких войн, а просто потому, что люди стали богаче. Воевать во Вьетнаме в 1975 году - это как если бы в кризисном 1982 году начали войну в Европе. Такая же глупость. А ведь на 1982-й пришелся пик вооруженного противостояния с Западом: их ракеты против наших ракет, «першинги» против CC-20, звездные войны. И ведь случись что, каждой стороне казалось бы, что она спасает мир.

Да и сегодня Маккейн, приезжающий в Киев, а до этого в свою ханойскую тюрьму, считает, что не зря бомбил, не зря был в плену, не зря разрушена древняя Чампа, а борьба за добро продолжается и сейчас, нельзя расслабиться и отступить хоть на шаг. Наша западная цивилизация очень деятельна, и в этом ее сила. Но иногда кажется, что немножко буддистской созерцательности и терпения нам бы тоже не повредили. Хотя бы в Индокитае.

Автор - старший редактор Slon.ru

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать