Стиль жизни
Бесплатный
Антон Елин

Антон Елин: Грязная история

Как полюбить московскую грязь

Рецепты борьбы известны давно: запретить парковки на газонах, засадить травой голые участ­ки земли, контролировать качество закупаемого грунта

Самые инородные места столицы - это, конечно, чистые тротуары с подогревом. Петровские линии подогревали горячим воздухом с 1961 года, Кузнецкий Мост - антифризом с 1962 года, а инновационного порыва Тверской, 13, пока хватило на обогрев пятачка у Тверской, 13. Поэтому с уличной грязью надо смириться. На месте святого Георгия Победоносца я бы не пасть черного Змия разрывал копьем, а воткнул его в месиво из урбанозема, талого снега и собачьих какашек где-нибудь в районе Капотни.

Сопротивление бесполезно. Несколько лет назад мой знакомый, коллекционер, большой франт, ошалев не столько от Следственного комитета, сколько от слякоти, уехал в итальянский городок Амальфи. Плохая новость в том, что сразу после этого грязевыми потоками затопило соседнюю деревню Атрани. Впервые за 400 лет.

Грязь - наше все. Наша фишка, символ Москвы. Я так говорю, потому что рецепты борьбы известны давно: запретить парковки на газонах, засадить травой голые участки земли, с которых земля стекает на дороги, контролировать качество закупаемого грунта (должен быть чернозем, а на деле - урбанозем, то есть мусор), проектировать дренажи и разуклонки дорожного покрытия против луж, как минимум вдвое увеличить количество ливневых стоков, прятать водостоки под тротуары, штробить желобки на плитке, заменить парк бестолковых поливалок уличными пылесосами, перестать вкапывать рекламные столбы в пешеходные зоны, формировать снежные валы на полметра от бордюров и, главное, проектировать тротуары выше уровня грунта, а не ниже. Все это хорошо известно, но никто и пальцем не шевелит.

Вот, например, глава Департамента ЖКХ и благоустройства города Андрей Цыбин. Не скажешь ведь, что он какой-то особо непонятливый. Нет. Скорее прозорливый. Он понимает, что убрать грязь с московских улиц - значит, лишить город смысла. Идея Москвы - вечно тонуть в черной жиже. Именно грязь - фирменный стиль города. И нам надо грязь просто полюбить всем сердцем. Тем, кто не сможет этого сделать сам, на помощь придет бактерия Mycobacterium vaccae, живущая в ней. По исследованиям Дороти Мэтьюз из Сэйджевского колледжа, она вызывает рост нейронов в головном мозге, что сопровождается выработкой дополнительных количеств нейромедиатора серотонина, снижением беспокойности и тревожности. Бактерия располагает к себе мышей и людей.

Может быть, поэтому я с таким упоением ел в детстве грязный снег. И ничего ведь не изменилось. Проходя каждый день мимо детского сада, я вижу, с каким удовольствием девочка Ксюша кормит им друзей с лопатки. Средний снежок весит 150 грамм, население Москвы 12 111 194 человека. Если благодаря Mycobacterium vaccae мы будем съедать один снежок в день, город недополучит 1816,46 тонны грязи. И в этом настоящая опасность. Я боюсь, что такими темпами мы лишим город смысла.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать