Стиль жизни
Бесплатный
Екатерина Деготь

Екатерина Деготь: Немного Азия

Почему в антирусских настроениях не всегда виноват Путин

России пора разорвать эту цепь расизмов и хотя бы для тренировки назвать себя Азией, тем более что сегодняшняя Москва есть Гонконг, но отнюдь не Вена

В России мало мыслей, а те, что есть, обсосаны целыми армиями думателей до состояния обмылка. Может быть, мыслей таких есть вообще всего две.

Одна из них звучит так: «мы - Европа». Попробуем посмотреть на эту мысль не с точки зрения того, что происходит в Киеве, а исключительно в рамках собственной территории - по-европейски, так сказать.

Эта мысль считается хорошей. По ней следует узнавать приличного человека. Мысль эта переводится так: демократия, неприкосновенность частной собственности, читать Пруста в подлиннике, руккола с креветками, люди рождаются неравными, современное искусство - это не страшно, бедные сами виноваты, все есть пиар и «Пусси Райот» не исключение, но, в общем-то, это о'кей, потому что при коммунизме («в совке») было хуже. В XIX веке список был несколько другой, и первое место в нем занимало освобождение крепостных крестьян, но сейчас это из программы исключили.

Вторая мысль звучит так: «мы - не Европа». Эта мысль - плохая. По ней узнаются нехорошие люди. Они маскируют эту мысль словами «мы - Евразия», но суть остается прежней: православие, самодержавие, народность; аборты запретить; у нас особый путь; все иностранное опасно; западная цивилизация погибает под гнетом иммигрантов; ислам - это враг, но США еще хуже; место женщины - при мужчине; про реформы Петра Первого надо еще подумать; геи - это извращенцы.

Избиратель собственных мыслей начинает чувствовать, что выбирает он в итоге меньшее из зол. Еще он чувствует, что обе модели построены на вытеснении какой-то третьей, неназванной. Обе они в основе своей имеют презрение к некоей условной фигуре «Азии». Европеизм весь стоит на активно отрицаемой «азиатскости», которая проецируется на все остальное, недостаточно европеизированное население, в рамках этой модели открыто или тайно называемое словом «быдло». Евразийцы вовсе не провозглашают себя азиатами - аргумент «евразийскости» используется только для критики Европы за отпадение от основ, которые воплощает православие. Даже известная апелляция к раскосым и жадным очам служит исключительно для угрозы сломать европейский хребет, если Европа не включит Россию в свой клуб на равных. Евразийство есть всего лишь более радикальный и более агрессивный европеизм а-ля рюс, но в основе обоих лежит расистский страх перед Азией, в том числе в себе.

Но не оскорбительно ли для Азии российское нежелание быть Азией - для Азии, которая, между прочим, с колониальных времен сильно изменилась? И не крутится ли вообще вся российская интеллектуальная жизнь вокруг этой проблемы скрытого расизма, которая возвращается и бьет рикошетом?

Скажу вещь, которая многих заставит перестать читать эту колонку: антирусские настроения существуют, и не всегда в них виноват Владимир Путин. Есть такая вещь, как антирусский расизм, при котором русские объявляются либо «ордой», либо «мордвой». Есть ведь теория, которая позволяет презирать русских за то, что они не настоящие славяне, а на самом деле финно-угры, - удар ниже пояса для нации, которая сама презирает своих финно-угров на тех же расистских основаниях. Правда, другая категория авторов расценивает эти данные как, наоборот, знак принадлежности русских к европейской цивилизации, в отличие от каких-то там хохлов и шляхтичей, а также, разумеется, «черножопых» и «узкоглазых».

Мне кажется, России пора разорвать эту цепь расизмов и хотя бы для тренировки назвать себя Азией, тем более что на практике сегодняшняя Москва есть Гонконг, но отнюдь не Вена. Только это позволило бы встать на защиту других, а не только себя самих. Пора не только вежливо принять азиатских (и кавказ­ских, естественно) мигрантов, но понять, что мы ничем от них не отличаемся. Пора стать наконец особенными, но не вопреки другим, при этом отнюдь не лишившись европейского образования и европейских ценностей, которые давно уже можно найти не только в Европе.

Еще лучше было бы - с гордостью, а не с иронией - провоз­гласить себя постколониальной Африкой. Это как всей стране единым жестом надеть повязку с желтой звездой, когда евреев преследуют. Но к этому наше общество пока, увы, не готово.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать