Стиль жизни
Бесплатный
Мария Терещенко

В российской мультипликации появилось новое поколение мастеров

На фестивале анимации в центре внимания - фильмы 30-летних режиссеров и художников
GETTY IMAGES / fotobank; EAST NEWS

Таких тем, как война, политика, социальные несправедливости, 30-летние касаются редко. Чаще их интересуют вопросы семьи, отношений детей и родителей

С 19 по 24 марта в Суздале пройдет Открытый российский фестиваль анимационного кино. В этом году в центре внимания - новое поколение мультипликаторов. Недавно еще студенты, сегодня эти 30-летние люди стали опытными мастерами, обласканными критикой и фестивалями.

Площадка для дебюта

«Мы всегда много внимания уделяли молодым режиссерам, - рассказал «Пятнице» директор и основатель суздальского фестиваля Александр Герасимов. - У нас есть конкурс первых профессиональных фильмов, конкурс студенческой анимации, и многие режиссеры именно здесь получают первое признание. Очень приятно наблюдать потом, как бывшие студенты вырастают в серьезных режиссеров, приезжают на фестиваль в новом качестве, участвуют в основных конкурсах. Вот Леня Шмельков получил только что приз в Берлине, а всего несколько лет назад представлял в Суздале свой дебютный фильм «Собачья площадка».

Короткометражка Леонида Шмелькова, только что получившая спецприз на кинофестивале в Берлине, - одна из главных интриг для гостей Суздаля. «Мой личный лось» - это неспешный рассказ про мальчика, которого очень интересуют лоси. Впечатлительный ребенок благоговеет перед суровым отцом и мечтает увидеть рогатого зверя (в конце концов ему это удается). Лиричный и в то же время абсурдистский фильм Шмелькова - это, с одной стороны, психологическая драма про взаимоотношения сына и отца; с другой - скверный анекдот про исполнение заветного желания; и с любой - история про недостижимость счастья.

Рядом с фильмом Шмелькова в основном конкурсе фестиваля - «Гость на коне» и «Чепурнас» Саши Свирского, а в сериальном - «Буквальные истории» Елизаветы Скворцовой, «Королевство М» Натальи Мирзоян, эпизод Антона Дьякова из сериала «Ин и Яна». Вроде не так уж много, но, пожалуй, именно сейчас можно говорить, что в российской анимации появилось новое поколение мастеров - тех, кто профессионально оформился и сложился в нулевые годы.

Режиссура помолодела

Для анимационного режиссера не только 25, но и 30, и даже 35 лет - возраст юный. В советские времена получить собственное кино раньше 30 редко кому удавалось, а по-настоящему разворачивались режиссеры ближе к 50. «Я думаю, что до 25 лет в режиссуре делать нечего, - говорит известный мультипликатор и преподаватель Иван Максимов. - Режиссер - это профессия для людей уже сложившихся. Таков мой лозунг: даже если ты талантлив, подожди до 25, поделай пока что-нибудь другое».

Но сегодня подобные правила уже никому не указ. И многие приходят в профессию лет в 20, как, например, Елизавета Скворцова, которая еще во ВГИКе сделала несколько фильмов, а к 30 уже имела внушительную фильмографию. Другие, как Леонид Шмельков или Антон Дьяков, ровно по завету Максимова, получают режиссерское как второе образование в школе-студии «ШАР». А третьи и вовсе обходятся без профильного диплома: как Юлия Аронова, которая окончила художественный факультет, а первый мультфильм - историю про циркового пингвина, мечтавшего о Севере, - сделала дома. Картина сразу же пришлась ко двору на фестивалях, и со второго фильма Аронова уже работала со студией «Анимос». Самый новый Юлин фильм - прошлогодний «Моя мама - самолет» - это бесшабашное детское кино, экранизация игры ребенка, который представляет своих родителей крутыми транспортными средствами.

Еще необычнее карьера у 33-летнего Саши Свирского. Он родился и прожил большую часть жизни в поселке Советское Руно (Ставропольский край), окончил в Ростове художественное училище, а анимации тоже научился самостоятельно. «Я начал заниматься анимацией в 2007 году, когда осваивал компьютер, - рассказывает Свирский. - И узнал, что есть возможность рисовать при помощи планшета. Рисовать я всегда любил и изводил много бумаги, придумывал и делал рукописные книги. Когда появилась возможность рисовать на компьютере, я очень обрадовался, что можно рисовать без бумаги, которая всегда заканчивалась». Первые Сашины мультфильмы датируются 2008-м, в Москву он переехал чуть больше года назад, и его «Чепурнас» - первая работа, сделанная в качестве столичного режиссера с минкультовской поддержкой. Удивительный случай: в России состоявшихся независимых режиссеров очень мало (большинство российских мультфильмов создается на государственные деньги).

Свобода внутри традиции

В отличие от «союзмультфильмовских», «экрановских», «пилотовских» потоков, 30-летние режиссеры не объединены ни школой, ни студией. Выросшие уже при открытых границах, завсегдатаи международных фестивалей, участники европейских мастер-классов, они впитали лучшее из зарубежной анимации. Они иначе обращаются с монтажом, легко играют с технологиями, не привязываются к четким жанрам, непринужденно меняют регистры своего повествования, переходя от комедии к лирике и от абсурда к серьезности порой в рамках одной экранной фразы. Одним словом, работы их довольно легко узнать в любой русской программе.

В то же время они существуют в согласии с российской мультипликационной традицией. «Они идут классической дорогой предыдущих поколений российской школы, - объясняет культуролог, сооснователь студии «Пилот» и художественный руководитель «Смешариков» Анатолий Прохоров. - То есть воплощают в анимации собственные ощущения. В Америке, например, все иначе. С сильным уклоном в комизм, с яркими жанровыми признаками, с ощущением, что из этого вырастет что-то коммерческое. У нас этого никогда не было. Начиная с поколения Федора Хитрука, наши художники жили с ощущением, что они снимают авторское кино и что это на всю жизнь. Что анимация, которую они делают, это не обслуживание общества, а способ смотреть себе в душу. Для меня это большой плюс, и мне кажется, что традиция эта сохраняется и удерживается не насильственно, а органично, давая художникам внутреннюю свободу».

Альтернативная реальность

Внутренней свободы у 30-летних и действительно много. Как много и художественной дерзости. Например, в конкурсе Суздаля-2014 у Саши Свирского целых две короткометражки: «Гость на коне» и «Чепурнас». Первая - это лихое музыкальное видео под песню Леонида Федорова на стихи Александра Введенского: калейдоскоп ассоциативных образов, в основном беспредметных, с узнаваемыми цитатами из классиков абстрактного аниматографа. Второй фильм, «Чепурнас», появился в интернете с подзаголовком «История одного потомственного летчика». В нем тоже поражает визуальный ряд, в котором чередуются образы прекрасной мирной семейной жизни, воинственной государственной машины и одиночества, в котором, как можно предположить, находится герой.

Впрочем, таких тем, как война, политика, социальные несправедливости большого мира, 30-летние касаются редко. Куда чаще их интересуют вопросы повседневности: семья, отношения детей с родителями. Другое дело, что обсуждаются эти проблемы не в реалистическом ключе, а скорее в волшебно-утопическом. Бывает, что волнующий вопрос рассматривается на фоне такого очаровательного художественного пространства, что оно оказывается важнее собственно проблемы. Можно предположить, что анимация для 30-летних - это не столько пространство для обсуждения проблем, а скорее возможность построить альтернативную реальность.

Сериал как открытие

Для создания и обустройства уютного мира жанр короткометражки маловат, возможно, поэтому поколение 30-летних чаще делает авторские сериалы. Одной из первых обратилась к этому жанру Елизавета Скворцова в своих «Колыбельных мира»: 60 трехминутных музыкальных клипов на мотивы колыбельных разных стран заняли у Скворцовой несколько лет. Теперь она начала делать «Буквальные истории» - мини-сериал о буквах по прозе Евгения Клюева. В нынешнем суздальском конкурсе можно будет увидеть «Когда Й была Йодом» от самой Лизы и «Когда П была Постаментом» от Вероники Федоровой.

Отвечая на вопрос, почему она предпочитает такие проекты короткометражному кино, Скворцова говорит, что это сложилось случайно. «К «Колыбельным» я не относилась как к сериалу, - объясняет Елизавета. - Каждый раз там был разный материал. Ни общих героев, ни общего пространства, и даже дизайн разный. Поэтому каждый случай был уникальным. А «Буквальные истории» я начала делать из-за Клюева. Его проза такая обаятельная, она такое удовольствие доставляет, что с ней прямо хочется что-то сделать».

Еще один сериал - «Королевство М» - придуман был Натальей Мирзоян вместе с писательницей Анной Игнатовой и художницей Марией Якушиной. Это сборник двухминутных историй про крошечное государство (раза в два или в три больше, чем песочница), где живут король с королевой, маленький принц и, конечно, подданные, роль которых исполняет аквариумная рыбка.

Это, конечно, не масштаб «Смешариков», но постепенно и такое кино находит свою нишу. Пример тому - успех сериала «Везуха!», на котором поработали и Скворцова, и Федорова, и Шмельков. Сегодня еще один проект для молодых режиссеров запустила школа-студия «ШАР»: «Ин и Яна» - это развлекательно-образовательные мультфильмы по проекту Людмилы Улицкой «Другой, другие, о других». В Суздале покажут эпизод «Семья» Антона Дьякова.

Будущее этих и следующих российских мультипликаторов зависит от того, не перестанет ли государство финансировать анимацию, и от того, чем обернется новая форма раздачи госденег. И конечно, не в последнюю очередь от очередных законов о защите детей. Ведь пока аниматоры снимают сериал о толерантности, в Роскомнадзоре уже готовится очередная концепция информационной безопасности, где на пяти страницах объясняется, как именно можно и как нельзя рассказывать детям о семье. Впрочем, пока ее не приняли, можно посмотреть новые российские мультфильмы - в том числе и в Москве, где суздальскую программу будут показывать в кинозале ГУМа.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать