Как меняются московские детские площадки

В этом году в столице благоустроят 2500 площадок во дворах и 73 в народных парках
Сергей Зверев

В Москве детские площадки растут как грибы - возле жилых домов, в парках и, бывает, даже на пустырях. С современными каруселями и качелями, с резиновым покрытием, со спортивными тренажерами неподалеку. В этом году Департамент ЖКХиБ Москвы планирует благоустроить еще почти 2500 площадок во дворах и еще 73 в народных парках.

Казалось бы, все прекрасно. Но исследование, проведенное в 2013 году сотрудниками Московского психолого-педагогического университета и проектом «Белый город» в районе Волхонки, показывает: детские площадки часто используются не по назначению, и жителям их по-прежнему не хватает. Лишь 41% посетителей - дети (еще 25% - это сопровождающие их взрослые). 29% - взрослые без детей и 5% - подростки. «Самостоятельно гуляющих детей 7-11 лет практически нет, - говорит одна из участниц исследования, куратор проекта “Город Друг” Дарья Уткина. - Судя по опросу, родители боятся отпускать детей одних».

При этом некоторые популярные у детей площадки вообще не учитывают присутствия родителей, и им негде присесть (как на Тверском бульваре, возле крупного объекта в виде корабля). «Многие жаловались на нехватку детских площадок, хотя в районе есть пустующие, - говорит Уткина. - Видимо, это жалоба скорее на качество. Родителям не хватает не типовых каруселей возле каждого дома, а площадок, где дети развиваются».

Центры игры

Не только развлекательные, но и развивающие площадки в городе все-таки есть, например, в парках: в Таганском, Саду им. Баумана, Эрмитаже. Подходя к Голицынскому пруду в Парке Горького, не сразу поймешь, что там такое: завалившийся на бок корабль возле белоснежного маяка, огромный рыжий спрут тянет щупальца над палубой. Из головы спрута торчит горка, волны рядом - это скамейки, а корабль облепили дети: кто сидит в трюме, кто ползает по наклоненной палубе или крутит там игрушечные бинокли. Это «Монструм»: увидев где-то в Европе оригинальную деревянную площадку датской компании Monstrum, директор парка Ольга Захарова решила сделать такую же у себя.

Когда моя четырехлетняя дочь полезла по борту тонущего корабля вверх, я испугалась - все-таки он заметно выше человеческого роста. Но дочь сама поднялась по наклонной поверхности, перелезла через бортик и скрылась на палубе. Маяк, внутри которого скрывается винтовая лестница на высоченную горку, доверху наполнен разновозрастными детьми, которые машут родителям в окошки, специально галдят ради эха, а потом с визгом летят по крутой горке вниз и снова бегут в маяк. За час, что мы провели там, я видела много встревоженных родительских лиц и только одного плачущего ребенка: его толкнул кто-то постарше. «Наши родительские страхи помогают создать безопасную среду, где ребенку скучно, где он не может попасть в нестандартную ситуацию, где у него нет возможности выбрать, как использовать объект, принять какое-то решение, - говорит Уткина. - Поэтому совсем безопасная детская площадка приводит к тому, что ребенок ищет развлечений там, где может оказаться гораздо опаснее».

Попытка конкурса

Но как бы там ни было интересно, все-таки странно ехать в Парк Горького ради детской площадки, хорошо бы иметь нечто подобное возле дома. «Обычно работы по благоустройству дворов ведутся в рамках текущего ремонта, что не позволяет решать проблему в комплексе, - объясняет Глеб Витков, руководитель проектов Лаборатории средового проектирования Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ. - Участие жителей или сторонних специалистов не предполагается, а проектирование допускается в исключительных случаях. Фактически сотрудники ГУИС, обладая невероятной свободой и возможностями для манипуляций, формируют список необходимых работ под заданную сумму, а возможность проконтролировать упускается из-за безразличия большинства муниципальных депутатов». Наверное, поэтому в моем дворе в Коптеве в конце 2012 года появился один набор горок и каруселей (ему мы были рады), в 2013-м - еще один, и в результате стало негде играть в мяч или бадминтон.

Группе под руководством Виткова удалось поучаствовать в проектировании четырех дворов в 2012-2013 годах только благодаря большой настойчивости. Они провели опрос жителей, подготовили предложения и устроили совместное обсуждение. При таком подходе выясняются детали, которые важны местным жителям, но не очевидны с первого взгляда: так, если во всех соседних дворах есть площадки для детей 3-11 лет, стоит сделать хотя бы одну для подростков.

Их проект в Тропарево-Никулине (ул. Анохина, 38) в 2013 году набрал больше всего голосов в конкурсе на сайте управы и получил деньги. «Три двора, которыми мы занимались, были благоустроены, - говорит Витков, - но результат всегда имел мало общего с эскизным проектом». На Анохина, например, все плавные линии прогулочных дорожек подрядчик заменил на привычные: прямые с углами. Хорошо, представители ТСЖ и активные жители следили за процессом и заставили все переделать.

Пираты во дворе

Житель Кунцева Андрей Сальников лет 8-9 назад начал строить во дворе деревянную площадку для своих детей. Пока у властей не было цели достичь «стопроцентной обеспеченности детскими игровыми площадками», их не интересовал разрастающийся деревянный детский городок. Там появились пиратский корабль, избушка Бабы-яги, грузовик, горка, пушка (материалы Сальников доставал сам - например, разобрав забор на своей даче). В 2012 году, обнаружив не соответствующую ГОСТам площадку, глава управы решил снести незаконное сооружение. На его защиту встали жители не только двора - сюда приводили детей со всего района (за пару дней прямо на площадке собрали под 300 подписей). Тогда Сальникову пришлось лишь выполнить некоторые предписания, приближающие объекты к стандартам безопасности.

Следующий глава управы в 2013 году снес горку (по жалобам жителей) как травмоопасную. Сальников начал строить новую. «Нового главу я еще не видел, - говорит он, - но недавно ко мне приезжал директор ГУИС с положительными намерениями». Получив жалобу на ненадлежащее состояние стареющего корабля, директор решил не сносить его, а всего лишь устранить проблему. Во двор пришли работники с краской. Покрасили половину корабля и вручили остатки краски Сальникову: оказалось, им нужно было устранить проблему только на правом борту, а остальное - не их забота. «Что вы смеетесь?! Это же здорово! - говорит Сальников. - Муниципальная власть наконец-то признала нашу площадку». Однако формально площадка так и осталась нигде не учтенным самостроем, а значит, может быть в любой момент демонтирована.

Согласовать нужную площадку можно и на стадии проекта, показывает опыт жителей Митина (ул. Барышиха, 25, корп. 5). «За 15 лет, что стоит наш дом, - рассказывает один из авторов проекта Ольга Селиванова, - аллея, ведущая к лесу, пришла в упадок. Вот мы и решили вместе с жителями соседних домов сделать что-нибудь, если муниципалитет про нас забыл». Инициативная группа провела опрос, подготовила три года назад проект «Аллея надежд», в котором предусмотрена организация двух площадок: обычной детской и для колясочников (в соседних домах живет несколько человек с заболеваниями опорно-двигательного аппарата). После долгих хождений по инстанциям в 2013 году инициативная группа неожиданно нашла общий язык с главой управы: он выделил деньги, и осенью стройка началась. «Работа выполнена примерно на 60%, но мы уже видим много проблем, которые заставим решать подрядчиков, - рассказывает Ольга. - Например, им придется убирать тренажер для инвалидов. Наши ребята попробовали - неудобно, никто не пользуется. А ведь тут важнее качество, чем сроки работ. Что, если коляска перевернется?»

Эксперименты на местах

«Площадки площадками, но строить гетто для детей тоже нехорошо, - говорит Уткина. - Стоит формировать городскую среду, дружелюбную к детям. Сейчас в Москве я не вижу системного подхода, однако уже достаточно заинтересованных в нем специалистов: архитекторов, урбанистов, детских психологов и педагогов».

Буквально на днях в ЖК «Ново-Молоково» в пригороде Москвы открылась экспериментальная детская площадка, построенная за неделю из бревен. На ней всего три объекта. Песочница из двух частей: одна наполнена песком, другая - галькой. Музыкальный объект - что-то вроде каркаса беседки, на котором висят гирлянды звенящих колокольчиков и разные металлические штуки: крышка, лейка, часть водосточной трубы. И еще настоящее кафе со столами и табуретами из бревен разной высоты, с кухней, где есть разделочный стол и раковина с рукомойником.

Рядом стоит типовая площадка, но в день открытия, конечно, весь двор собрался на новой: дети готовили сложные блюда из песка, камней и гороха, сочиняли музыку и скакали по бревнам. «Площадки из природного материала с абстрактными элементами имеют огромный игровой и развивающий потенциал, - говорит креативный директор проекта Baldu Kids Любовь Гурарий. - Почему-то в России пока этим никто не занимался». Baldu Kids сделали эту площадку по заказу холдинга RDI Group (девелопера «Ново-Молоково») и теперь будут наблюдать, как она используется, разговаривать с жителями и, похоже, продолжать работу по мере разрастания района.

Зарубежный опыт

Во всем мире к созданию детских площадок нередко привлекают известных архитекторов и дизайнеров. В результате вместо типовых конструкций появляются настоящие арт-объекты. Знаменитый американский скульптор Исаму Ногучи еще в 1970-х годах придумал необычную детскую площадку Playscapes в Пидмонт-парке Атланты (штат Джорджия). В его проекте абстрактная скульптура одновременно является игровой зоной. Японская художница и дизайнер Тошико Хориучи Макадам сделала для музея под открытым небом в Хаконэ детскую площадку в виде огромного гамака из разноцветных канатов, к которому со всех сторон прикреплены тарзанки, батуты, подвесные лестницы. На одной из улиц Амстердама ландшафтные архитекторы из бюро Carve создали сложный рельеф с холмами и ямами, c мягким резиновым покрытием, на котором расположили туннели, горки и другие аттракционы. Настоящий детский городок The Towers построили в Копенгагене: дизайнеры из компании Monstrum превратили игровую зону в уменьшенный макет датской столицы с ее самыми знаменитыми сооружениями. Дети могут залезть на верхушку ратуши или спрятаться внутри Круглой башни.

21-25 апреля в Никола-Ленивце проходит образовательная программа для тех, кто хочет делать города дружелюбными для детей. Ее проводит Центр территориальных инициатив «Архполис» при поддержке фонда «Обнаженные сердца» вместе с архшколой МАРШ и проектом «Город Друг». Хедлайнеры программы - иностранные специалисты: консультант международного проекта ЮНИСЕФ «Города, дружелюбные к детям» Карен Малоне (у нее есть практический опыт в Австралии, странах Тихоокеанского региона и, например, в Казахстане) и представитель International Play Association из Лондона Уте Навиди. Летом под онлайн-супервизией специалиста по оценке рисков детских пространств Тима Гилла из Великобритании в Никола-Ленивце пройдет практикум: студенты будут строить один или несколько объектов для детей. Выбор места для них как отдельный практикум пройдет на этой неделе.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать