Столичные парки будут охранять велопатрули

Спецкор «Пятницы» прокатился по парку «Фили» вместе с охранником
Максим Стулов

По весне столичные парки бьются за потребителя, румяного разгильдяя с планшетом. Парк Горького завлекает йогой для беременных. По Измайловскому, распугивая влюбленных, носится библиомобиль. Лианозовский парк, по сообщению на его сайте, собирается завести какой-то «искусственный ручей, стилизованный под реку Неглинная, как символ нашей истории, культуры, наследия».

В парке же «Фили» организовали велопатруль. Посадить охранников на велосипеды решил сам директор парка Сергей Болдырев, по рекомендации ГКУ «Мосгорпарк». В пресс-службе организации пояснили, что «Фили» - это только начало: в дальнейшем двухколесных мужчин будут внедрять во все крупные зоны отдыха, такие как Измайловский парк, Северное Тушино и другие.

Будь я охранником, я бы тоже нес службу в парке «Фили». Во-первых, перспективное западное направление. Во-вторых, цветущая территория площадью 264 га настраивает на душе­спасительный лад. Естественно, что встречавший меня у здания администрации инспектор ЧОП «Команда Альфа-10» Вадим Шкарбан, невзирая на остросюжетную внешность, оказался человеком душевным. Он выдал мне модный синий велосипед, который специально взял в пункте проката, заботливо справившись, умею ли я тормозить. Сами охранники ездят на транспорте пожиже - с ножным тормозом и зеленым ярлыком «Охрана» на раме. К багажнику приторочена переметная сума, в которой имеются фонарь, видеорегистратор, аптечка и свод российских законов.

Мы с Вадимом покатили к набережной Москвы-реки. По дороге инспектор давал вводные. В парке «Фили» работают 42 охранника. Каждые сутки двое из них назначаются в велопатруль. Причем катаются порознь, чтобы, как заметил Вадим, работу работали, а не беседовали. Велоохрана разъезжает по парку и, если видит что-то неподобающее, проводит разъяснительную беседу либо вызывает подкрепление.

- А почему всего два вело­сипедиста?

- Слушай, ну это же не я придумал. Говорят, скоро увеличат патруль до четырех человек. Хорошо бы, а то территория большая. У нас дальний пост знаешь где? В Крылатском. Я туда на машине «Нива» езжу.

- А у вас на велосипеде-то все охранники умеют ездить?

- Все, - отвечает Шкарбан. - Но мы все равно назначаем в патруль только определенных людей. А то есть, например, у нас Серега: рост 190, вес под 100 килограмм. Под ним же велика не будет видно.

На узкой бетонной набережной, несмотря на вечерний час, людно. Целуются пары, подростки мчатся на скейтах. На нас с инспектором смотрят с удивлением, но беззлобно. На поясе у Вадима то и дело хрипит рация: «Третий - восьмому! У меня сон по графику!», «Первый, возвращаюсь на пост!»

- Ага, - вдруг говорит Шкарбан и притормаживает. Я тоже останавливаюсь. Перегородив набережную, стоит группа оживленных мужчин. У одного в руке вырисовывается стеклянный флакон.

Шкарбан спокойно подъезжает к ним.

- Давайте уберем алкоголь, - дружелюбно говорит Вадим. Он почти просит. Один, в кожаной куртке, подходит к инспектору вплотную и произносит монолог. Я разбираю отдельные слова: «война», «день рождения» и «командир».

Вадим коротко отвечает:

- Алкоголь надо убрать. Запрещено.

После тяжелой паузы, к моему удивлению, мужчина в куртке говорит:

- Ладно, пошли, бездельники! Мясо пережарится! - и все уходят с набережной куда-то в кусты.

- Через пять минут поеду обратно, проверю, - предупреждает Вадим. Мы трогаемся.

- Воевал он, - ворчит инспектор. - Захотел бы он тут о войне поговорить, я бы нашел кого позвать, - вдруг горячо добавляет он, - у нас в охране есть ребята, кто в Чечне служил. И боевые ранения имеют.

Едем дальше.

- Чем хорош велосипед, - философствует Шкарбан, - везде успеваешь. Набережная вон какая длинная. Пешком хрен дойдешь до конца.

На ходу он успевает сделать замечание двум пожилым подругам, мирно пьющим пиво. Те без разговоров прячут жестянки в сумку.

- Они же сейчас опять будут пить, - говорю я. - И те, которые с мясом.

- Да не будут они, - спокойно говорит инспектор, - им теперь за каждым кустом охрана мерещится.

Я спросил, не выдают ли им газовые баллоны.

- Ты прям как на Майдане, - замечает Вадим. - У нас даже дубинок нет. Все, что мы можем, это вызвать полицию. Или скорую помощь. Смотря по обстоя­тельствам.

Обстоятельства в парке «Фили» бывают. Скажем, ехал вечером инспектор на велосипеде, видит: юноша бьет девушку. Охранник, конечно, возмутился, вступил в бой. Приехала полиция, девушку стали допрашивать, а она оказалась невестой изверга. И заявление писать отказалась, и охраннику нагорело. А сколько видят велосипедисты потерявшихся детей! Вот недавно пришел на пост ничейный мальчик. Сказал: «Я Никита, я потерялся». И еще: «Я живу на Рублевском шоссе». Бросились искать родителей и через час нашли.

- А что вы с ним час делали? - спрашиваю я.

- Развлекали! В мячик играли, за ручку водили. Хороший пацан оказался.

Мы возвращаемся обратно к администрации. С набережной дорога круто забирает в гору, и я волочу модный велосипед на себе.

- А я вчера до середины горки доехал, - гордо замечает инспектор ЧОП «Команда Альфа-10». - Может, и выше бы поднялся, да трактор навстречу ехал, пришлось уступить.

- Это что же, каждый день охранники велик на себе в гору тащат? - отдышавшись, спрашиваю я.

- Только один. Второй ездит по ровной дороге.

- А как они решают, кто именно?

- Ну, это их дело. Мне главное, чтобы по графику оба выходили.

Кстати, дирекция Филевского парка обещает вскоре заменить охранникам обычные велосипеды на горные, ввиду трудного ландшафта.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать