Игорь Сердюк: Иностранные виноделы заинтересовались армянским виноградом

Как орфография может повлиять на степень доверия к бутылке

На экспортных рынках малоизвестный регион может утвердиться только с помощью классики: каберне или шираза

В борьбе за придорожные кафе и киоски в Армении с неоспоримым преимуществом лидирует Coca-Cola. Ее логотип украшает уличные зонтики и таблички с меню, а пустые бутылки используются для домашнего тана, который хранится в холодильниках с вышеупомянутым логотипом. Кроме тана в пластиковые бутылки из-под колы здесь разливают вино - но лишь в тех деревнях, где виноделие еще не утратило своего приусадебного значения и где бутылку с узнаваемой этикеткой и неопознанным содержимым можно продать любопытному путешественнику.

Села, сохранившие свои виноградники, вызывают сейчас интерес не только у туристов с авантюрным складом характера. По дорогам Армении в поисках автохтонных сортов винограда уже несколько лет рыщут энтузиасты, считающие, что давно пора возродить виноделие на его исторической родине.

Жаркая полемика по поводу того, грузинские или армянские артефакты следует считать доказательством древнейшего виноделия, едва ли когда-нибудь закончится компромиссом. Тем более что единодушия в этом вопросе не смогли достигнуть и звезды мировой энологии. Из тех, кто отдает предпочтение Армении, надо назвать Мишеля Роллана, самого влиятельного винного консультанта современности, и Пола Хоббса, которого американский Forbes не так давно назвал «энологическим Стивом Джобсом».

Мишель Роллан ведет мощное хозяйство под Армавиром: из полутора тысяч гектаров земли здесь уже засажены лозами около 500, современный завод полностью оснащен и работает (хотя не перестает разрастаться), а обслуживает его команда технологов из Аргентины. Не утрачивая интереса к аборигенным сортам винограда, этот проект (торговая марка Karas) начался с испытания сортов европейских. И если от шираза и вионье на каменистом плато высотой более 1000 метров над уровнем моря успеха ждать было логично, то прекрасный монтепульчано и элегантный таннат получились здесь совсем неожиданно.

Пол Хоббс к Армении пока только присматривается. Он купил 18 гектаров земли в более теплой и никогда не знавшей филлоксеры винодельческой зоне Арени, в живописном окружении нескольких потухших вулканов. С помощью местных партнеров Хоббс сейчас выбирает материал для посадки. Из красных местных сортов ему больше нравится элегантный арени, из белых - ароматный воскехат, но, по его мнению, на экспортных рынках малоизвестный регион может утвердиться только с помощью классики: каберне или шираза.

Свои версии автохтонных сортов в Армении уже представляют несколько амбициозных проектов. Виноградники Zorah Karasi возделываются в той же зоне Арени, что и участок Пола Хоббса, на высоте 1400 метров, с доминирующим присутствием сорта арени.

Винодельня Armas на 200 гектарах агротуристического хозяйства в Арташатском районе использует не только красный арени и белые воскехат и кангун, но также экспериментирует с гибридным сортом карм-рахют. Более прохладный климат и необходимость закапывать лозы на зиму (чтобы не дать им замерзнуть при минус двадцати) не мешают итальянскому виноделу Эмилио Эль Медико производить здесь вина в равной степени оригинальные и соблазнительные.

А винодельня Kataro, расположенная в Нагорном Карабахе (который в Армении чаще называют Арцахом), патриотично продвигает местный красный сорт хндогны, и трудности фонетического характера пока не кажутся карабахским виноделам непреодолимыми.

Пока все это кажется нам непривычной экзотикой: белый бананц, почему-то похожий на совиньон; воскехат, чем-то напоминающий вионье; хатун-харджи с характером северного шардоне; черный кахет - пряный и экспрессивный, словно шираз; наконец, терпко-танинный тозот. Армянская орфо­графия непроста, но она все же повышает степень доверия к бутылке вина. Особенно если бутылка эта уже не из-под колы.

Автор - куратор проекта Винотека.ru

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать