Стиль жизни
Бесплатный
Алексей Яблоков

В Москве строят гигантский макет столицы

Спецкор «Пятницы» понаблюдал за строительством Малой Москвы площадью 945 квадратных метров
Мирослав Робка
Деревянная карта
Деревянная карта

В том же «Доме на Брестской» хранится слегка запылившийся макет Москвы, который начали делать еще при Хрущеве, а закончили в начале 80-х. Его площадь 144 квадратных метра, масштаб 1:500, а все здания выточены вручную из разных пород дерева. Большая часть домов выполнена из клена и груши. Кремль - из индийской вишни, деревья - из красного дерева, купола церквей - из лимона и амаранта. На разработку чертежей для макета были брошены два института, которые работали несколько лет. До эпохи 3D-моделирования макет часто использовали застройщики. Они вынимали старые здания и ставили на их место свою модель, оценивая получившийся ландшафт. Когда в 1997 году главный архитектор Москвы велел к 850-летию Москвы «почистить и актуализировать» деревянную карту, выяснилось, что на ней более сотни разнообразных зданий, забытых застройщиками. Большинство из них так и не были построены.

Пока Новая Москва существует лишь в административном воображении, полным ходом строится другая Москва - Малая. Про нее почти никто не слышал. Там чистые улицы, красивая разметка и дорожное движение, как в шестидесятые годы. А главное - вечное лето.

Я знаю об этом, потому что сам побывал в Малой Москве. Здание архитектурно-строительного центра «Дом на Брестской», внутри которого она существует, разглядеть непросто: уже лет десять оно замаскировано строительными лесами.

Как и любой строительный объект, Малая Москва начинается с администрации. Администрация называется Олегом Диденко, директором ГБУ «Мосстройинформ», и сидит в кабинете, увешанном замечательными старинными картами. Усадив меня в кресло, Диденко принялся разворачивать картины сказочного будущего.

Площадь Малой Москвы - 945 квадратных метров. Это грандиозный макет столицы в масштабе 1:400, равных которому нет в мире. Делают его уже полтора года под руководством Департамента градостроительной политики. Малая Москва - это 80 работников, 67 тысяч строений, сотни тысяч деталей и миллион чертежей. Центральную часть, в границах Бульварного кольца, уже сделали и собираются в будущем году разместить в павильоне «Москва» на ВДНХ.

Решение, достойное Юрия Долгорукого, принял лично заммэра Москвы Марат Хуснуллин. Он, рассказывал Диденко, посетил «Дом на Брестской» еще в начале 2011 года. Был страшно увлечен. Рассказывал, что видел в Пекине изумительный пекинский макет. И нам (то есть Москве) надо сделать такой же. Только лучше.

Диденко сначала испугался, а потом идея его увлекла. С тех пор так и строят, штатными и внештатными силами.

- И проблем никаких? - уточнил я.

Проблемы, конечно, есть, признался директор. Главная беда - не хватает нормальных чертежей. Их просто не дают, потому что макетчикам нужна точность до 30 см, а это закрытая информация. А по фотографиям определить точные размеры здания и поставить его на рельеф чрезвычайно трудно. Даже фотографировать кое-где запрещают.

- У вас же заказчик - правительство Москвы. Неужели они вам не могут бумагу написать?

Могут, но помогает не всегда. Была бумага от ФСО, подписанная чуть ли не комендантом Кремля. Но только начали Красную площадь снимать с высоты Исторического музея - тут же являются люди в штатском, проводят собеседование, изучают бумагу и так далее. Слава богу, сейчас появились в интернете панорамные съемки Кремля, а то ведь до недавнего времени даже внутренних фасадов Сената было не найти!

Чтобы отвлечь Диденко от тягостных дум, я спросил, сколько стоит квадратный метр жилья в Малой Москве. Оказалось, там меряют квадратными дециметрами. 3500 рублей стоят 2,2 квадратного дециметра фасада.

- А жизнь в вашем городе кипеть будет?

Будет, заверил директор. Уже и кремлевские куранты бьют, и колокола в храме Христа Спасителя звонят. А еще в Англии создали по японской технологии потрясающую железную дорогу в 333-м масштабе. Вагон крошечный, а у него и колеса, и двигатель. Решили использовать достижение для московского трамвая.

Второй человек после Диденко в Малой Москве - ее прораб. Зовут его Сергей Подъемщиков, начальник управления градостроительных выставок «Мосстройинформа». Он сразу подвел меня к огромной схеме Москвы, висящей на стене, и принялся объяснять. Схема разбита на квадраты. Один квадрат соответствует одному фрагменту макета размером 120 на 120 сантиметров. Макет постановили делать в границах Третьего кольца, но, поскольку оно круглое, а макет прямоугольный, в план попали стадион «Динамо», здание МГУ, территория «ЗиЛ», Поклонная гора и другие красоты.

- Кстати, почему только до Третьего кольца? - спросил я.

- Иначе в здании не поместится, - просто ответил Подъемщиков.

Мы вошли в комнату макетчиков. Тут зарождается строительство. Все сидят за столами, сосредоточенно уставившись в мониторы, где дрожат и изгибаются трехмерные модели зданий. Файлы с моделями поступают прямо на станки, которые «распечатывают» строения из пластика. На прямой, без выступов, фасад здания станку требуется минут двадцать. А на крышу с лепниной может уйти несколько часов.

В отдельном кабинете сидит юноша и вставляет в дома стекла. Берет пинцетом тончайшую полиэфирную пленку и прикрепляет ее с внутренней стороны стены. Миниатюрные окна сразу начинают блестеть.

- Макет, который Хуснуллин видел в Пекине, я тоже потом видел, - заметил Подъемщиков. - Грязный весь, разломанный. У них не только стекол нет в зданиях, а даже оконных переплетов - это просто пластиковые оболочки. А какая пыль на дорогах! В парке деревья не посажены, а впечатление, будто их просто высыпали на поверхность.

В следующей комнате пахнет канифолью, валяются мотки проводов. Устремив безжизненный взгляд в пространство, сидит юноша с паяльником. К каждому зданию он подводит проводку: на 50 квадратных метров макета уходит 7 километров проводов. В макете планируется интерактивная подсветка. Можно будет нажать на компьютере кнопку и подсветить любой дом, по выбранному критерию. Например, выбрать «Институты», и сразу на макете засветятся все институты в пределах Третьего кольца. А можно подсветить конкретную улицу: «Включаем Гоголевский бульвар, и зажигаются дома, имеющие почтовый адрес по Гоголевскому бульвару».

Пока мы спускались в подвал, где, вопреки традициям, не расчленяют, а сочленяют части макета, я спросил у Подъемщикова, где все-таки лучше жить: в большой Москве или в Малой?

- В Малой, абсолютно точно, - заверил начальник стройки. - Когда мы собрали центральную часть, которую возили на выставку в Канны, макетчики сами стояли и говорили: «Как здорово! Надо же в каком красивом городе мы живем».

- Ну а пробки хотя бы есть у вас?

- Есть! - обрадовался Подъемщиков. - Как раз когда везли центральную часть в Канны, какой-то идиот припарковался на тротуаре, пришлось его оттуда с эвакуатором сгонять, объезжать. Открыли макет, смотрим - а на Гоголевском бульваре, перед въездом в тоннель авария.

Под участниками аварии Подъемщиков имел в виду миниатюрные автомобили немецкой фирмы «Шульц», которые купили для оживления пейзажа и расставляют на улицах Малой Москвы. На мой взгляд, на автомобили они похожи мало, а главное, выкрашены какой-то нереалистичной серебряной краской. Но говорят, в таком масштабе других не бывает.

Подвал макетной мастерской напоминал кружок моделирования во Дворце пионеров. Только вместо румяных пионеров над столами склонились утомленные молодые люди. Перед ними лежали гигантские куски Москвы. Подъемщиков пояснил: до отъезда центральной части макета на ВДНХ надо проверить, как она стыкуется с соседними фрагментами.

Я задержался возле стола, за которым сидел мрачный человек с серьгой. Он делал деревья. То есть брал из пачки миниатюрное дерево с мертвым, серым стволом из медной проволоки, обсыпал мельчайшими зелеными опилками, и получалось лето.

- У вас только лиственные породы? - спросил я.

- Еще елки есть, - буркнул человек.

- Как же без елок на Красной площади, - добавил Подъемщиков.

- Кстати, а Мавзолей там стоит? Ленина напечатали?

- Стоит, но я внутрь не заглядывал, - отшутился начальник строительства.

Красива была Малая Москва, но как-то становилось от нее не по себе: в окнах никого, зеленые проспекты пусты, дворы безлюдны.

- Слушайте, а где же все люди? Машины есть, а пешеходов нет.

- Машины крупнее человека. И потом, я вам скажу, чтобы люди на макете не выглядели мусором, их надо поставить сотни тысяч, - признался Подъемщиков. - Вот тогда они будут смотреться как люди! А в противном случае это будут просто соринки. Захочется их сдуть.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать