Наши тела находятся в эпицентре политических баталий

Госдума не оставляет заботы о здоровье своих сограждан

Женщины выходили на марши протеста с лозунгами «Мое тело - мое дело», но наши тела по-преж­нему находятся в эпицентре политических баталий

Госдума не оставляет заботы о здоровье своих сограждан: сначала в опалу попали синтетические кружевные трусы, теперь дело дошло до обуви. По мнению депутата от «Справедливой России» Олега Михеева, большую опасность представляют кеды, балетки и - фетиш многочисленных отечественных красоток - туфли на высоком каблуке. Так что к панталончикам с начесом, в которых щеголяли наши бабушки, пора подобрать какую-то выдержанную в медицинско-патриотическом ключе обувь.

Псевдомедицинский дискурс всегда приходился ко двору, когда нужно было свести счеты с тем или иным предметом одежды. Возьмем, к примеру, брюки, которые дамам нельзя было надевать ни под каким предлогом вплоть до прошлого века. Их называли неприличными, бесстыжими, но этого мало: считалось, что они могут навредить здоровью женщины и даже стать причиной бесплодия. Любопытно, что в 1800 году был даже принят закон, запрещавший парижанкам носить брюки (по всей видимости, после Великой французской революции, провозгласившей свободу, равенство, братство для обоих полов, женщинам решили напомнить об их месте и подходящей для них одежде). Но брюки так уверенно двигались в сторону женского гардероба, что про эту законодательную инициативу позабыли и отменили задним числом только в 2013 году.

Тогда же, в 2013 году, в Южной Корее запретили мини-юбки. В этом случае государство озаботилось не медицинской, а моральной стороной вопроса. Здесь это не первый такой закон: еще в 1970-е годы юбки выше 20 см от колена были под запретом. Так что полицейские должны были вооружиться, кроме всего прочего, еще и сантиметром для оперативного обмера нарушительниц. Кстати, такого рода отдел нравов появился на пляжах США в 1920-е годы, когда женский купальный костюм стал стремительно меняться в сторону бóльшей открытости. В те годы он предполагал юбочку, прикрывавшую ягодицы и бедра, или выпускался в виде штанишек, поверх которых надевалась туника. Пляжные полицейские как раз и должны были измерять длину юбочки сантиметром. Если купальник оказывался короче разрешенной длины, нарушительница вынуждена была немедленно покинуть пляж. «Все, что выше колена» по-прежнему продолжает пугать моралистов от власти. К примеру, в Уганде министр по этике убежден, что все, кто осмеливается надеть что-то короче дозволенного лимита, должны быть арестованы и приговорены к штрафу. Недовольные новым законом женщины выходили на марши протеста с лозунгами «Мое тело - мое дело», но кажется, наши тела по-прежнему находятся в эпицентре политических баталий.

Тем интереснее играть с запретами и ограничениями, а иногда и выигрывать. Так, прошлым летом руководство шведской транспортной компании Arriva запретило своим работникам носить шорты, которые были весьма кстати в жаркую погоду. Машинисты решили не сдаваться и в знак протеста надели черные юбки, которые носили их коллеги-женщины. Оценив все возможные последствия конфликта, железнодорожные чиновники спокойно отреагировали на новую «моду» среди своих сотрудников. Более того, они согласились вернуть и запрещенные было шорты. Не нужно забывать, что тут речь идет о коммерческой компании и о принятом в ней дресс-коде, а не о законотворчестве в масштабах всей страны. Ведь какими бы анекдотичными нам поначалу ни казались инициативы с кружевными трусами и шпильками, очная ставка с государством может у каждого случиться в самом неожиданном месте в самый неожиданный момент.

Автор - шеф-редактор журнала «Теория моды»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать