Стиль жизни
Бесплатный
Ольга Кабанова
Статья опубликована в № 3624 от 07.07.2014 под заголовком: Первая античеловеческая

"Мультимедиа арт музей" открыл выставку про Первую мировую войну

Авторы выставки о Первой мировой войне в московском «Мультимедиа арт музее» хотели подробно реконструировать события и собрали много материала. Но осмыслить событие не смогли, просто невозможно такую войну осмыслить
По «Войне, покончившей с миром» можно учить историю
Д. Абрамов / Ведомости

Выставку «Война, покончившая с миром», строго говоря, нельзя назвать победой музея. Она получилась слишком большой не только по количеству экспонатов - новых оттисков со старых снимков, оригинальных фотографий, кинохроники, газет, журналов, пропагандистских плакатов, - но и по содержанию: заранее обреченной можно считать попытку представить в полноте и длительности первую войну, где главную роль сыграло оружие массового уничтожения, войну, перекроившую Европу, войну, в которой участвовало 38 стран и полтора миллиарда человек (цифры, приведенные на выставке). Как ни старались организаторы выставки - а они старались.

Собрали материалы из 13 российских и европейских музеев и фондов, из частных коллекций. Как-то структурировали их - хронологически (от выстрела в Сараеве до подписания Версальского договора, с упоминанием основных сражений), национально (отдельный раздел про Польшу и Юзефа Пилсудского, материал для которого предоставлен Польским музеем армии) - с особым внимание к России, интернационально (материалы Международного комитета Красного Креста), тематически (особенности военной фотожурналистики на примере журнала Le Miroir).

Есть и персональные представления фотографов и снимавших события их участников: один из первых военных корреспондентов Сергей Корсаков, ученый Сергей Вавилов, итальянская княгиня Мария Боргезе, работавшая в госпитале и снимавшая раненых, врачей и сестер милосердия, в основном отдыхающих, смотрящих в камеру, никакого неблагородного подсматривания ради эффектного кадра. Не историк и не знаток наверняка откроют здесь какие-то новые для себя исторические эпизоды. Например, заглядевшись на забавную фотографию четырех мужчин в ушанках, сидящих с бутылкой шампанского за столом, покрытым тряпкой. Снимки жизни офицеров (сорока двух) и рядовых (пятисот) английского дивизиона бронеавтомобилей, высадившихся с корабля в рыбацкий порт под Архангельском, там они ожидали отправки на фронт, расселившись в пустых домах и местных школах. Один из фотосюжетов - женщины и девушки, работающие в тылу: война сделала для их независимости больше, чем все феминистки-суфражистки, - когда мужей и женихов поубивали и покалечили, они пошли работать.

Но войны как личной трагедии на фотографиях и в кинохронике не увидишь. Большинство отпечатков подписано «Неизвестный автор». А большинство сюжетов - это движение масс.

Сквозь динамик негромко в одном из залов звучит тяжелый голос Анны Ахматовой, читающей отрывок «Поэмы без героя»: «То был последний год...» К сожалению, невозможно услышать голос Осипа Мандельштама, читающего «Поэму о неизвестном солдате». «Миллионы убитых задешево / Протоптали тропу в пустоте...» - могло бы стать эпиграфом к выставке. Так много на ней съемки людских толп: идущих на фронт, возвращающихся с фронта, раненых, военнопленных.

Совершенно неважно сегодня, какой страны на солдатах форма, национальность убитых, раненых и плененных. Явная монотонность выставки тут, пожалуй, вполне адекватна ее теме. Война была долгой и монотонной, безнадежной, где отдельная человеческая жизнь ничего не значила, а личная доблесть ничего не решала, людей косили из пулеметов, травили газом и бомбили с неба.

Как могли, авторы выставки (имена кураторов нигде не написаны) старались ее оживить формально, публике предлагают не только информацию, текстовую и визуальную, но и подлинники, которые неизменно эффектны. Автохромы (подсвеченные раскрашенные пластины) и стереофотографии, которые надо смотреть сквозь отверстия в стене, привлекают внимание больше, чем увеличивающие изображение экраны и новые отпечатки. Для них нужно зрительское усилие, некоторое напряжение, поэтому, наверное, и доверия к ним больше, чем к различным мультимедийным эффектам, ставшим полной обыденностью.

Первая мировая война в отличие от предшествовавших ей войн была достаточно хорошо документирована, и на ней уже не только начали появляться пропагандистские манипуляции с фотографией, но и зарождались штампы. Залезшие на дерево солдаты, ожидающие, как разъясняет подпись, полевую почту - такой жизнеутверждающий, явно постановочный снимок. А вот убитых не любили показывать ни тогда, ни сейчас. Чтобы не травмировать зрителя. Поэтому война на выставках никогда не предстает тем, чем является на самом деле, - отвратительной, уму непостижимой грандиозной бойней.

Выставка о Первой мировой войне не обязана быть такой же патриотической, как о второй великой войне. В советские годы о ней как о трагедии не говорили - только как о катализаторе революции, - патриотических фраз не насочиняли, про подвиг народа не твердили. Так что повернуть ее как-то полезно для национального самосознания пока не удается. Хотя именно она стала для России роковой.

До 19 октября

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать