Статья опубликована в № 3642 от 31.07.2014 под заголовком: Начали с духовного

Зальцбургский фестиваль начали «Духовные увертюры»

Зальцбургский фестиваль раздвинул привычные репертуарные границы. Интендант Александр Перейра открыл его неделей барочной музыки
Композитор Самир Одех-Тамими разделил успех с дирижером Рупертом Хубером
© Salzburger Festspiele / Silvia Lelli

Первая декада летнего фестиваля в Зальцбурге третий год составляется из концертов исключительно высокодуховного содержания. Цикл Ouverture Spirituelle («Духовные увертюры»), предваряющий основную программу и удлинивший и без того немаленький фестиваль на целую неделю, придумал Александр Перейра, нынешний интендант.

Что и говорить, идея и впрямь неплохая. Давно следовало раздвинуть репертуарные рамки фестиваля, включив в него на равных барочную музыку в аутентичном исполнении. До недавнего времени в Зальцбурге звучала по преимуществу музыка классико-романтическая и постромантическая с непременным дозированным включением современных авторов. Конечно, кантаты Баха, оратории Генделя и мессы Моцарта звучали в Зальцбурге и раньше. Но только Перейра привел это в систему, объединив сакральную музыку под единым заголовком и вынеся корпус исполняемых сочинений в компактное инструментальное превью фестиваля.

Европейских интеллектуалов давно тошнит от романтической музыки. Но они вполне готовы слушать world music или барочный ансамбль. И Перейра не был бы Перейрой, если бы не ухватился за возможность расширить аудиторию фестиваля за их счет.

Основные события «Духовных увертюр» разворачивались в роскошном барочном соборе - Kollegienkirche. Практически каждый ансамбль - «Английские барочные солисты» и Монтеверди-хор с сэром Джоном Элиотом Гардинером, Hesperion XXI с Жорди Савалем, Les Arts Florissans c Уильямом Кристи, австрийский ансамбль OENM или арабский ансамбль традиционной музыки Al Tariqa Al-Gazoulia - так или иначе акустически обыгрывал сложное пространство храма с широкими боковыми нефами, образующими форму креста. Движение звука по периметру церкви, вознесение его ввысь, на хоры и балконы, создавало особую пространственно-звуковую среду, погружая слушателя-очевидца в ситуацию сакрального соприсутствия и соучастия, как это происходит в литургии.

Однако же торжественное открытие фестиваля предполагало иной, более пафосный формат. Третий год в таком случае звучит «Сотворение мира» Гайдна. Первым ораторией продирижировал Гардинер, вторым - Николаус Арнонкур. На этот раз за пульт великолепного оркестра и хора Баварского радио встал мудрый патриарх - Бернард Хайтинк. То, как Хайтинк провел мощную, полную драматизма и ярких звукоизобразительных моментов партитуру, свидетельствовало не только о потрясающем дирижерском чутье, умении чувствовать оркестр и ненавязчиво, почти незаметно управлять им. Главным в интерпретации Хайтинка стал мудрый, философичный взгляд на исполняемую музыку. Казалось, он пристально озирает партитуру с высоты и видит всю ее целиком, в деталях и частностях, при этом ни на минуту не выпуская из виду целого. Хайтинк демонстрировал какой-то уже совершенно запредельный уровень осмысления материала.

Символизм фестивального зачина читался предельно ясно. Творец, согласно Писанию, создал мир за шесть дней. Огромный и разнообразный Зальцбургский фестиваль есть музыкальный универсум, который каждый раз творится заново. Каждое лето в фестивальном комплексе Зальцбурга возникает актуальная музыкальная реальность, в которой есть место и барочному исполнительству, и традиционной музыке, и операм, и драме.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать