Статья опубликована в № 3644 от 04.08.2014 под заголовком: Дуэт для соло

Наталья Осипова и Иван Васильев станцевали «Соло для двоих»

Наталья Осипова и Иван Васильев показали в Москве свой проект «Соло для двоих». Экс-звезды Большого станцевали программу contemporary dance
Иван Васильев поддержал Наталью Осипову в освоении новейшей хореографии
Gene Schiavone

Осипова и Васильев не выступали в Москве вместе со времени своего сенсационного ухода из Большого театра. Но программа, из которой по организационным причинам выпали сначала «Тени» из «Баядерки», потом - «Кармен» Ролана Пети, отпугнула многих поклонников этого дуэта: место классики в ней заняла хореография Сиди Ларби Шеркауи, Охада Нахарина и Артура Пита - мастеров первого ряда, но работающих в современном танце, а не в классическом балете. Тем не менее все четыре вечера зал Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко был забит: Осипова и Васильев принадлежат к тому кругу артистов, чья известность гораздо шире балетоманских кружков.

Программа экс-звезд Большого создана калифорнийским Центром исполнительских искусств Сегерстром и компанией «Ардани Артистс». В Россию «Соло для двоих» приехало через три дня после серии американских спектаклей, а через три дня после окончания московской серии программа будет показана в Лондоне. Таков ритм, диктуемый сегодня расписанием танцовщиков, которых хочет видеть весь мир. Тем более что теперь они уже не составляют единой пары: с тех пор как Осипова и Васильев два с половиной года назад покинули Москву и стали артистами петербургского Михайловского театра, многое изменилось. Иван Васильев был приглашен в American Ballet Theatre, продолжая параллельно колесить по всему миру, а Наталья Осипова, несмотря на свой бурный роман с Нью-Йорком, прямо на его пике этот город покинула и весь прошлый сезон провела затворницей в Королевском балете Великобритании, осваивая английскую классику и танцуя в новых постановках английских хореографов. Это помогло балерине лично участвовать в выборе хореографов, когда предварительная программа вечера начала решаться. В то же время в жестко расписанном графике для репетиций трехчастной авторской программы танцовщикам удалось выделить всего лишь месяц. Так что рассчитывать на то, что Шеркауи, Нахарин и Пита смогут неделями добиваться полного слияния с артистами, как это бывало при подготовке программ Дианы Вишневой, не приходилось.

График постановки «Соло для двоих» вообще вынудил хореографов ограничиться лишь переделкой старых спектаклей. Но очевидно, что сотрудничество с Осиповой было для каждого из них захватывающим вызовом - на первый взгляд неказистое, но потрясающе выразительное тело танцовщицы оказалось податливым для пластических трансформаций. Она мягко растекается в беспрерывном потоке Шеркауи и взрывается в энергетичном танце Нахарина, она не боится быть клоунессой в Facada Артура Пита. Иван Васильев в этой ситуации остается только партнером - очевидно, что ему интереснее завинтиться в своем фирменном пируэте, чем предаваться пластическим метаморфозам. Но хореографы, всегда скрупулезно требовательные даже к движению пальца в своих спектаклях, не боролись с танцовщиком, а с готовностью предоставляли ему лакуны, в которые можно поместить очередную порцию jete. Им, как профессионалам, вероятно, очевидна и васильевская уникальность, уникальность его вращений и прыжков, его силы, удали, увлеченности и жажды покорения все новых технических высот.

Но противоположность интересов танцовщиков, осложненная дефицитом времени, не смогла обогатить «Соло для двоих». Изысканность Mercy Шеркауи с его живой барочной музыкой Генриха Шютца и Йохана Хермана Шейна (ее исполнил ансамбль Akademia под управлением Франсуазы Лассер) и Passo Нахарина с его запараллеленной хореографией и запараллеленным дыханием танцовщиков представляются только точкой отсчета для будущих спектаклей Натальи Осиповой. Безоговорочной же победой можно назвать Facada Артура Пита, завершающий балет программы. Единственный в «Соло» спектакль с довольно четко обозначенным сюжетом (жених-Васильев бросает невесту-Осипову перед алтарем, что не останавливает ее от того, чтобы выяснить природу любви - и в итоге задушить жениха в порыве адажио), поначалу он выглядит удачной театральной шуткой с полной шкатулкой мелодраматических приемов (старуха-Судьба, нож, ведро наплаканных невестой слез). Но по бескомпромиссности и выразительности финальное соло невесты над телом удушенного жениха может соперничать с плясом Избранницы из «Весны священной» Нижинского или с «Болеро» Бежара. Современный танец оказался к лицу Осиповой не меньше, чем пуанты «Жизели» и «Манон».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать