Стиль жизни
Бесплатный
Олег Зинцов
Статья опубликована в № 3657 от 21.08.2014 под заголовком: Дайте вспомнить

В антиутопии "Посвященный" добро обошлось без кулаков

Подростковая антиутопия «Посвященный» (в оригинале - The Giver) отличается от популярных образцов жанра идеей, что добро не обязательно должно быть с кулаками
Джефф Бриджес объяснил юноше, как пройти в библиотеку
kinopoisk.ru

Вопиюще несовременная история: в «Посвященном» не стреляют и не дерутся. Герой всего один раз бьет по лицу другого человека, и тот падает не столько от удара, сколько от удивления. В идеальном мире будущего нет насилия. А мы-то привыкли, что там сплошная игра «Зарница» («Голодные игры», «Дивергент»), и обязательно с девочкой в главной роли. А в «Посвященном» главный - мальчик. Слишком долго роман Лоис Лоури The Giver («Дающий», 1993) ждал экранизации.

И провалился на старте. В Америке The Giver вышел на прошлой неделе и попал лишь на пятую строчку таблицы кассовых сборов с результатом $12,3 млн. У первых «Голодных игр» (2012) были феноменальные $152,53 млн, у недавнего «Дивергента» - $54,6 млн. «Дающему» не помогла ни популярность романа (который уже считается классикой литературы для подростков), ни участие Мерил Стрип и Джеффа Бриджеса (выступившего также в качестве продюсера). Кинокритики закидали фильм Филлипа Нойса гнилыми помидорами (всего 31% положительных рецензий на агрегаторе Rotten Tomatoes), аналитики кинорынка смахнули его в одну корзину с таким подростковым мусором, как «Орудия смерти: город костей».

Хочется возразить. Фильм Нойса, конечно, временами сентиментален до карамельности, в нем хватает простодушия и не хватает действия. Но есть ясность мысли, прозрачность метафоры и гармоничность языка.

«Посвященный» рисует мир всеобщего равенства, где искоренены зависть, насилие и угнетение, а также зима и прочие капризы природы. Все живут в одинаковых зданиях, семей нет, есть ячейки общества, куда младенцев помещают для дальнейшего воспитания. Достигнув девяти лет, каждый человек получает велосипед, достигнув совершеннолетия, направляется на профессиональное обучение в соответствии со склонностями характера. Лучшего друга героя (Камерон Монахан) распределяют в летную школу, подругу (Одейя Раш) - в ясли, больше напоминающие инкубатор. В инкубаторе работает и отец героя (Александр Скарсгорд). А суровая мать (Кэти Холмс) служит кем-то по части соблюдения правил, которых всего несколько. Не грубить, соблюдать комендантский час, каждое утро делать обязательную инъекцию. Но самое первое и главное - правильно употреблять слова.

В счастливом обществе нет смерти, есть «удаление в другое место», простая и безболезненная процедура. Точно так же со многими другими вещами: сознание - функция языка, нет понятия - нет проблемы. Первое, что замечает кинозритель, - этот идеальный мир сер, в нем нет цвета. А также музыки и всего, что может вызвать сильные эмоции.

Такое социальное устройство вполне одобрил бы Платон, также изгонявший художников из своего идеального государства. И осудили бы советские фантасты, мечтавшие о коммунистическом обществе будущего, населенном сверхлюдьми, которые развили тело и дух, нравственное и эстетическое чувство, способны испытывать глубокие эмоции, но подчинили их строжайшей дисциплине (обычно они прилетали на планету, где царил чудовищный олигархический капитализм, и наглядно показывали преимущества передового строя).

Но авторы популярных современных антиутопий не озабочены борьбой общественных формаций и моделями будущего, в дисциплину духа не верят и строят сюжет на простом конфликте порядка и чувства. Это всегда подростковый сюжет. Его герой (а чаще героиня) - сильный одиночка, противостоящий системе. Его избранность заключается в способности испытывать чувства, которые система ради всеобщего блага стремится подавить.

Идея «Дающего» в том, что такой герой системе тоже необходим.

При распределении подросток Джонас (Брентон Туэйтс) получает уникальное место. Он должен стать учеником Хранителя (Джефф Бриджес), который живет на краю герметичного серого мира (парящего, как остров в облаках) в библиотеке и знает, что такое снег, санки, слон и медведь, желтое и красное, музыка и танец, страдание, убийство, война. Общество в лице совета старейшин под руководством героини Мерил Стрип делегировало ему память (которой лишило себя) на случай непредвиденных ситуаций. Но Хранитель не вечен, память надо кому-то передать, в этом проблема и конфликт. Юность слишком порывиста и не может, увидев все краски мира, держать удивительные знания в себе - в конце концов, для поцелуя нужен партнер («И это еще не все», - обещает герой подруге под дружный хохот зрительного зала). В подростковых антиутопиях систему всегда побеждает любовь. Но помимо этой наивной конструкции в «Дающем» (где воспитательная функция, как и в «Дивергенте», важнее художественной) есть, возможно, новые для целевой аудитории сюжеты. Об опасности добровольного отказа общества от памяти. О том, как работает диктатура языка. И о том, что употреблять слова нужно все-таки правильно, но для этого надо их больше знать.

В прокате с 21 августа

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать