Статья опубликована в № 3660 от 26.08.2014 под заголовком: Последняя битва была выиграна

Исторический музей показал «Последнюю битву Российской империи»

«Первая мировая. Последняя битва Российской империи» Государственного исторического музея - самая осторожная из всех московских юбилейных выставок
Шинель цесаревича на выставке о последней битве Российской империи
С. Портер / Ведомости

В Историческом музее открылась пятая московская выставка к столетнему юбилею Первой мировой войны. Приходя на нее, как и на предыдущие, думаешь, ну а чем здесь все кончится. Потому что комплекс экспонатов приблизительно один и тот же: исторические фотографии, кинохроника, предметы того времени. Темы также повторяются: восторженно-патриотическое начало, ход боев, а вот финал может быть разный: от подписания Версальского мирного договора до русских революций - Февральской и Октябрьской. Пока ни одна выставка не кончилась Брестским миром.

Выставка в Историческом кончается шинелькой невинно убиенного. То есть последний зал - а основной сюжет экспозиции выстроен хронологически - коротко представляет Февральскую революцию и прибытие Ленина из эмиграции: шелковым полотнищем с косоруко нарисованной девой, сидящей на земном шаре («Красное знамя главных мастерских Северо-Западных железных дорог с революционной символикой и пролетарскими лозунгами»), фотокарточкой Керенского, черным двуглавым орлом. В центре же - одинокая маленькая детская шинелька, подписанная как «Шинель 23-го пехотного полка (детская) принадлежала цесаревичу Алексею Николаевичу Романову».

Вот так душераздирающе и символически кончается выставка, на всем своем протяжении не вызывающая ни эмоций, ни размышлений, не дающая поводов к осмыслению причин и последствий первой катастрофы ХХ в. Впрочем, авторы, судя по аннотации к выставке, главной задачей считали восстановление «исторической памяти о войне, которую в учебниках называли империалистической». Ну а в Историческом музее поименовали последней битвой Российской империи, которую империя выиграла, судя по цитатам из Уинстона Черчилля, выписанным на стенах. Правда, война окончилась позже империи, но бегство солдат с фронта, разрешенное большевиками, как и пораженческий мир, заключенный ими, видимо, не достаточно патриотические темы.

У Исторического есть перед другими музеями преимущество: вещи, связанные с Первой мировой, начали там собирать уже в ходе самой войны. Так что выставка, поддержанная еще и экспонатами нескольких российских и иностранных музеев и архивов, по вещам очень богатая - наверное, самая богатая из всех, что открылись в Москве. А вот по идеологии не совсем внятная.

Оружие, снаряжение, мундиры, ордена, портреты георгиевских кавалеров, модели самолетов и кораблей - всего, что делает столетней давности войну ощутимой, по-человечески понятной, здесь предостаточно. Но «черкеска и бешмет собственного его императорского величества конвоя, принадлежащая Николаю II» и «мундир (ментик и доломан) генерала Офицерской кавалерийской школы, принадлежал генералу А. А. Брусилову», пушки и револьверы разных систем только на специалистов не навевают скуку. А суперинтересные, неповторимые вещи вроде кресла, которое смастерили русские умельцы из прикладов винтовок (в экспликации написано, что вражеских), среди обилия всего теряются. Вычленить из массы экспонатов самые важные затруднительно.

Также трудно вглядеться в хронику, идущую на многочисленных плазменных экранах в клиповом режиме. Экранов, вообще, очень много, их в Историческом любят - видимо, веря в силу воздействия кино и видя в них обязательную теперь «мультимедийность». Хотя в повседневном быту экраны так надоедают, что смотреть в них в музеях не очень-то и хочется. Так что в познавательных фильмах музеям не угнаться за телевидением. Потому что в фильмах, в отличие от этой выставки, есть сквозной сюжет и внятный посыл зрителю. Другое дело, что посыл этот может быть спорным.

Выставка в Историческом начинается двумя цитатами: о том, что начавшаяся война может поменять карту Европы (из дневника генерала Н. Н. Врангеля), и о том «как страшно все это» (из дневника поручика Е. А. Смоляка). Первый экспонат - икона Божией Матери «Августовское явление». Богоматерь с Младенцем явилась воинам лейб-гвардии Кирасирского ее величества государыни императрицы Марии Федоровны полка. Явление, как пишут в комментарии, свидетельствовало о помощи Божией русским воинам. О том, как и почему помощь закончилась, выставка не рассказывает.

До 8 февраля

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать