Статья опубликована в № 3661 от 27.08.2014 под заголовком: Оперное равновесие

Завершается Зальцбургский фестиваль

Зальцбургский фестиваль близится к концу. «Ведомости» подводят итоги его насыщенной оперной программы
Потрясением фестиваля стала Анна Нетребко
Salzburger Festspiele / Forster

Оперная панорама Зальцбурга сложилась, как обычно, из восьми премьер - включая концертное исполнение «Фаворитки» Доницетти с участием Элины Гаранчи и Хуана Диего Флореса и спецпроект Даниэля Баренбойма «Тристан и Изольда», в котором был задействован абсолютно звездный состав вагнеровских певцов - Вальтрауд Майер, Екатерина Губанова, Петер Зайферт и Рене Папе. В летнюю афишу вошла на правах премьеры и «Золушка» Россини, показанная в мае на Троицыном фестивале.

Так что, строго говоря, полноценных новых спектаклей оказалось пять: обязательный Моцарт - «Дон Жуан», не менее обязательный Рихард Штраус - «Кавалер розы», из хитов - «Трубадур» Верди, из редкостей - «Фьеррабрас».

За современный оперный театр в этом году отвечал французский композитор-спектралист Марк-Андре Дальбави: по заказу фестиваля он написал оперу «Шарлотта Саломон», посвятил ее памяти Жерара Мортье и продирижировал опусом, встав за пульт оркестра «Моцартеум».

В музыке оперы оказалось неожиданно много цитат (от «Кармен» Бизе до Малера), отсылок к французским песенкам и мало авторского материала. Да и тот, что был, звучал разреженно, разбавленный промонологами драматической актрисы (Йоханна Вокалек), которая исполняла титульную партию на равных с певицей Марианной Кребасса. Постановка Люка Бонди оказалась подкупающе гармоничной. В 12 комнатках-секциях, развернутых в ряд на длинной сцене «Школы для верховой езды» (сценограф Йоханнес Щютц) текла уютная жизнь интеллигентного еврейского семейства, полная музыки, живописи, стихов; вдруг этот мир взрывался вторжением агрессивного начала: на сцене появлялись коричневорубашечники. В финале пронзительной истории о несбывшейся жизни талантливой девушки, которая мечтала рисовать, появляются скупые строки: Шарлотта Саломон была депортирована в Освенцим 26 января и погибла в тот же день.

Сенсацией летнего Зальцбурга стал «Трубадур», поставленный Алвисом Херманисом. Впервые переключившись с опер ХХ века на хрестоматийный оперный репертуар, Херманис решил не мешать певцам, тем более что в постановке пели Анна Нетребко, Пласидо Доминго, потрясающая канадская певица Мари-Николь Лемьё с роскошно глубоким контральто и яркий сильный тенор Франческо Мели. Херманис просто вписал героев в музейный интерьер, в котором огромные панели со знаменитыми картинами перемещались, создавая подвижный фон.

Решение Херманиса сделать из готического оперного «ужастика» очередную «ночь в музее» может показаться натянутым. Однако игра с эпохами, затеянная режиссером, вкупе с его попыткой двояко представить историю - «снаружи», с позиции рассказчика-экскурсовода, и «изнутри», с позиции самих героев, в которых стремительно превращаются экскурсовод Феррандо, смотрительница Леонора и охранник Ди Луна, по крайней мере заслуживает внимания. Герои не просто оживают и вылезают из картин Ван Дейка, Веронезе или Кранаха. Они как бы выныривают из романного далека на поверхность текущего времени. И тут история неожиданно обретает вневременное измерение: здесь и всегда.

Австрийский канал ORF транслировал «Трубадура» по всей Европе, сместив время спектакля на три часа. В России его показали на канале «Культура», и каждый желающий мог убедиться в том, как роскошно, округло, богато и победительно звучал голос Анны Нетребко, которая стала настоящей вердиевской певицей, совершив трудный переход от легкого колоратурного сопрано - к драматическому. Если и были поначалу сомнения в правильности ее решения, то теперь они развеялись окончательно.

Из несомненных удач оперной программы назовем «Кавалера розы» Гарри Купфера; 79-летний режиссер, вопреки ожиданиям, сумел освободиться от гэдээровского прошлого и поставил нежный спектакль, проникнутый щемящей ностальгией по золотому веку Вены. А нестерпимо ходульный «Фьеррабрас» в постановке Петера Штайна в очередной раз убедил в том, что ни прошлые заслуги, ни громкое имя постановщика не могут уберечь от фиаско.

В целом соотношение удачных и неудачных спектаклей нынешним летом сложилось примерно поровну - пятьдесят на пятьдесят. Неплохой результат для Зальцбурга, где сценическая составляющая, как правило, уступает музыкальной.

Зальцбург

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать