Статья опубликована в № 3679 от 22.09.2014 под заголовком: Рога и валторны

Альпийский рог стал главным героем фестиваля в Берлине

Семнадцать оркестров за 21 день выступили на юбилейном фестивале Musikfest-Berlin, а главным героем программы стал альпийский рог
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Музыке Йорга Видманна была посвящена вся программа Кливлендского оркестра
Kai Bienert

По количеству приглашенных оркестров берлинский фестиваль догоняет летний люцернский, считающийся крупнейшим в Европе форумом симфонической музыки. Однако в Берлине на приоритетном положении находятся в первую очередь берлинские, а во вторую - немецкие оркестры. Оркестром-резидентом считается Берлинский филармонический: в этом году он представил две симфонические программы, одну - с Петером Этвешем, вторую - со своим шефом, сэром Саймоном Рэттлом. Берлинские филармоники и завершали фестиваль, сыграв две Четвертые симфонии - Шумана и Брамса.

Состав оркестров-участников распределился так: семь ведущих берлинских оркестров; шесть отборных оркестров со всей Германии: Мюнхенские филармоники с Семеном Бычковым, Бамбергский симфонический с Джонатаном Ноттом, Лейпцигский оркестр Гевандхауса, за пульт которого встал Алан Гилберт, Дрезденская штаатскапелла, предводительствуемая Кристианом Тилеманном, Кельнский симфонический с Юкка-Пекка Сарасте. Вдобавок к ним четыре экстраклассных зарубежных: Лондонский симфонический с Гардинером, Малеровский камерный с Даниэлем Хардингом, Королевский концертгебау с Марисом Янсонсом и лучший американский оркестр - Кливлендский с Францем Вельзер-Местом. Качество исполнения было в большинстве случаев безукоризненным - настолько, что даже не стоило это обсуждать. На первый план выходили вопросы интерпретации.

Арт-директор Винрих Хопп решил отметить десятилетие фестиваля реверансом в сторону европейской музыки, но избрал весьма необычный ракурс: героем программы стал альпийский рог.

Мягкое звучание валторны пронизывало практически все концерты. Натуральные и вентильные валторны и настоящий двухметровой длины альпийский традиционный рог (в концерте Хааса) звучали соло, в квартетах и трио, с оркестром и камерными ансамблями.

Валторна для европейской музыки начиная с раннего романтизма и до Малера со Штраусом значит очень много. От конкретной «охотничьей музыки», проникшей в классические симфонии с «золотым ходом валторн», до обобщенного воплощения образов безмятежной природы. Звук рога стал важнейшим тембровым атрибутом малеровских симфоний. На фестивале в исполнении оркестра Гевандхауса прозвучала Третья симфония, в которой есть «почтовый эпизод», и в нем Малер использует необычный тембр почтового рожка.

Шуберт, Мендельсон, Шуман, Брамс - все писали для валторны. Сегодня эта музыка звучит крайне редко. На фестивале репертуарный пробел был восполнен.

По мере продвижения к постромантизму тембр валторны высвобождается из «охотничьего костюма». Благодаря новым акустическим возможностям вентильная валторна, пришедшая на смену натуральной, активнее используется в симфониях, и тембровая аура инструмента привносит ощущение природности в концертный зал.

Романтическая и постромантическая музыка для валторны перемежалась новой, иногда - написанной по заказу фестиваля. Три композиторские фигуры, формирующие в последние десятилетия немецкий музыкальный ландшафт, оказались в фокусе внимания: Вольфганг Рим, Хельмут Лахенманн и Йорг Видманн (музыке последнего была посвящена вся программа Кливлендского оркестра).

Малеровский камерный оркестр с Даниэлем Хардингом был приглашен в Берлин, для того чтобы сыграть свеженаписанный Валторновый концерт Вольфганга Рима, мировая премьера которого состоялась летом в Люцерне.

Сэр Джон Элиот Гардинер с Лондонским симфоническим оркестром представил очень красивую, но редко исполняемую Концертную пьесу Шумана для четырех валторн с оркестром. Если посмотреть на афишу в целом, соотношение музыки романтической и современной складывалось примерно как один к трем. То есть совокупный удельный вес сочинений Рима, Лахенманна, Видманна, Шнитке, Губайдулиной и Уствольской (камерные опусы которой прозвучали на ночном концерте в исполнении Патрисии Копачинской и Маркуса Хинтерхойзера) составил едва ли не 75%. Подобное трудно себе представить в программах не только отечественных фестивалей, но и фестивалей в Зальцбурге и Люцерне. В этом и состоит ценность, специфика и в хорошем смысле элитарность Musikfest-Berlin.

Берлин

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more