Статья опубликована в № 3685 от 30.09.2014 под заголовком: В таинственной холодной полумаске

Выставка в честь 200-летия Лермонтова в Государственном музее Пушкина получилась основательной и разнообразной

Выставка в музее Пушкина исчерпывающе рассказывает о пути Лермонтова и его посмертной судьбе, но упускает из виду, что это был живой и молодой человек
Его шкатулка, ложка и тапочки
Государственный музей А. С. Пушкина

Москва начинает праздновать 200-летний юбилей Лермонтова. Кульминация праздника придется на 15 октября - день рождения поэта, как известно, появившегося на свет в доме напротив Красных ворот, на месте которого ныне высотное здание, впрочем, с памятной доской. Но юбилейная выставка в музее на Пречистенке уже работает. Она получилась необычайно обстоятельной и добротной.

Все при ней: автографы «Тамани» и «Смерти поэта», картины поэта - кто забыл, великолепные, с блестящими лошадиными крупами, схватками, восточными пейзажами и красавицами, портреты - современников, родственников и самого юбиляра, его рукописные альбомы, которые можно полистать на электронных носителях. Здесь же два секретных следственных доклада по делу о дуэлях поручика Лермонтова с де Барантом в 1840 году и Мартыновым - в 1841-м.

Часть экспозиции посвящена музеям Лермонтова в стране - Тарханах, Петербурге, Пятигорске, Тамани, Москве. Другая рассказывает о сценической судьбе его произведений - постановках «Демона» Рубинштейна и «Маскарада» Лапутина. Наконец, отдельный зал посвящен «Смерти поэта» - исполненные разными почерками списки стихотворения эффектно выставлены на подставках и документально свидетельствуют о славе текста. В смысловом центре экспозиции - мемориальные вещи: его серебряная ложка, его дорожная шкатулка, им стоптанные кожаные кавказские тапочки - очевидно небольшого размера - аристократическая ножка.

Казалось бы, большего желать невозможно. Лермонтов дан со всех ракурсов и во всех ипостасях. Во всех кроме одной - молодой, игровой. На всех портретах - почти юноша. Но, судя по интонации экспозиции, празднуется юбилей почтенного старца, а никак не автора полупристойных «Тамбовской казначейши» или «Сашки», погруженных в стихию литературной игры, эротики, непристойного юнкерского юмора. Потрясенный встречей с поэтом Белинский писал о нем в частном письме: «Женщин ругает: одних за то, что дают; других за то, что не дают... Пока для него женщина и давать - одно и то же. Мужчин он также презирает, но любит одних женщин и в жизни только их и видит <...> Я с ним робок - меня давят такие целостные, полные натуры, я перед ними благоговею и смиряюсь в сознании моего ничтожества». Но о таком, живом Лермонтове на выставке ни слова, ее создатели предпочли ограничиться таинственной холодной полумаской, впрочем, спора нет, вылепили ее с большим искусством и любовью к хрестоматийному поэту.

До 10 декабря

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать