Статья опубликована в № 3693 от 10.10.2014 под заголовком: Пересидеть в искусстве

Выставка «Золотая пчела» показала плакат как чистое искусство

Выставка международной биеннале графического дизайна «Золотая пчела» демонстрирует 1317 отборных образцов умного и красивого плаката - прикладного жанра, ставшего искусством
Театральный плакат - традиционно самый эффектный раздел выставки
С. Портер / Ведомости

Главная выставка 11-й «Золотой пчелы» открылась в Центральном доме художника и оказалась лучше всех предыдущих. Не по уровню работ (хотя как определишь уровень, когда каждый раз показывают много сотен или за тысячу листов), а по организации пространства. На этот раз плакаты были разделены не только по номинациям предшествующего выставке конкурса, но по национальным школам и цвету - черно-белые, черно-красные, цвето-световые.

Каждому разделу посвящено короткое пояснение, помогающее понять, чем французская школа плаката (живописная, чувственная с шармом) отличается от немецкой (экспрессивной, провокативной с аварийным столкновением форм), а также эротической и мистической польской. Почему русская и украинская школы только формируются, несмотря на существование выдающихся российских и украинских художников.

Называть участников «Золотой пчелы» художниками естественнее, чем дизайнерами. Как пишет в предисловии к каталогу основатель и президент биеннале Сергей Серов, «электронные СМИ освободили плакат от черной информационной работы» и он стал чистым графическим искусством. То есть теперь плакатисты (еще одно устаревшее определение) занимаются «визуальными открытиями, запечатлением глубинных смыслов», дарят «чистую радость переживания пластики, формы, цвета, которая давно ушла из современного искусства». На выставке с этим не поспоришь, в жизни, среди коммерческих плакатов, вряд ли согласишься.

Другая функция этого графического жанра - агитационно-политическая - тоже, кажется, атрофировалась. На выставке нет ни номинации «Политический плакат», ни даже редких его примеров. Я вот заметила только один: классик немецкого плаката Лех Древински написал черным на белом листе тройку раскрытых наручников с двумя точками в полукружьях, отчего они превратились в условные женские груди. Остроумное визуальное решение, похоже, так его занимало, что надпись Fret Pussy Riot он сделал совсем мелкой, почти незаметной.

Серов объясняет аполитичность просто: наши художники высказываться боятся, иностранные в прошлых выставках участвовали, но сами смотры политического плаката оказались неудачными.

Космополитизм выставки (в ней участвуют авторы из 57 стран) есть уже политическое высказывание, считает президент «Золотой пчелы». Но всем понятно, что если в большом украинском разделе нет ни одного актуального и спорного высказывания, то это говорит только о желании избежать конфронтации и скандала, никогда не нужных «Золотой пчеле» для саморекламы.

Другое дело, что без сильных вещей плакатная выставка не дает других эмоций, кроме эстетических и удовольствия от остроумия. Сегодня здесь не хватает шокирующих работ, подобных много лет памятным антитеррористическим, с болью и кровью, плакатам израильтянина Давида Тартаковера, получившего Гран-при в 2000 г.

Что же, про болезненные социальные темы и политику теперь отвечает некрасивое современное искусство. Но и плакат, судя по нарочито косноязычному разделу «Заязык», готов вновь заговорить по-старому шершаво. А пока остается только бороться за экологию, пугаться надписи Fast food - fast death убедительными буквами, написанной Скоттом Кристофером, любоваться неземной голубизной листа Итоха Тойоцуго «Начало» и расшифровывать «фигу в кармане», вложенную в афишу спектакля «Москва-Петушки» Лешеком Зебровским.

Выставка открыта до 12 октября

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать