Статья опубликована в № 3703 от 24.10.2014 под заголовком: Вторая жизнь

В романе «Черновик человека» Мария Рыбакова предлагает свою версию судьбы поэта Ники Турбиной

Новый роман Марии Рыбаковой «Черновик человека» - об убийстве поэта и возможности прощения

О том, что у героини книги, Светланы Лукиной, есть реальный прототип, Ника Турбина, сообщается сразу же, в анонсе. Аутория 40+ не нуждается в пояснениях, кто такая Ника: в начале 1980-х о девятилетней девочке-вундеркинде из Ялты, которая захлебывается стихами, писали газеты и говорили по радио. Тогда-то и началась история группового убийства одаренного ребенка с хрупкой психикой, которому в большей степени, чем другим, нужен был покой.

Но тщеславие родных, восторги дяди Жени Евтушенко и Юлиана Семенова, венецианская премия «Золотой лев», которую до нее получала Анна Ахматова, сделали ее ношу непосильной. Чудо-девочка выросла, стихи ее оставили, все о ней забыли, а вскоре и страны, которая ей рукоплескала, не стало. Нике оставалось погибнуть. Что она и исполнила в 26 лет.

Роман о такой жизни нетрудно сделать кровавым и сентиментальным. Или превратить в памфлет. Или в ностальгическую песнь об эпохе, собиравшей на выступления поэтов стадионы. Тем более что Мария Рыбакова - автор широкого жанрового диапазона, пять ее предыдущих книг, очень разных, тому веское доказательство.

Но Мария Рыбакова выткала по канве трагической судьбы роман философский и мирный, сочинила притчу об ответственности и попытке жить даже после публичной смерти. Света Лукина не умерла. Она уезжает в Новый Свет с мамой, чтобы начать жизнь, не связанную с искусством. Лучшим другом ее становится служитель зоопарка; и хотя его нелепые стишки о зверях звучат как насмешка над поэзией, сам Эрик светел и добр. Воспоминания о былой славе не отпускают ни Свету, ни ее маму, но они их и не разрушают, заставляют только искать новые объяснения тайны случившегося. Здесь дано несколько версий - и исторических, и психологических; все высказаны предельно спокойным тоном.

Параллельно развивается и линия Жоржа Левченко, знаменитого поэта, который когда-то и начал калечить Свете жизнь. С кого списан он - ясно, но Мария Рыбакова вновь удерживается от суда, а от сочувствия - нет. «Дядя Жора» - стар и несчастен: любимая жена погружается в слабоумие, приемная дочь его ненавидит, поклонников все меньше. В итоге здесь все прощены и помилованы, а из трагедии предлагается просто извлечь уроки. В этом необычайно благородном романе много внутреннего достоинства и никакой лжи.

Мария Рыбакова. Черновик человека. М.: Эксмо, 2014

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать