Статья опубликована в № 3715 от 13.11.2014 под заголовком: Спаситель русского авангарда

Третьяковка открыла выставку великого коллекционера Георгия Костаки

Третьяковская галерея открыла выставку «Георгий Костаки. «Выезд из СССР разрешить...», посвященную столетию выдающегося деятеля русской культуры. На ней показаны произведения, переданные гениальным коллекционером советскому государству
Взгляд знатока на «Супрематизм» Чашника
Е. Разумный / Ведомости
«Мы очень хотели общую выставку». Мария Цанцаноглу

директор Государственного музея современного искусства в Солониках. «Мы очень хотели организовать общую выставку русской и греческой части коллекции и давно готовились к этому. По первоначальному плану такая выставка предполагалась в 2014 году в рамках года Греция - Россия, и она была включена в специальный протокол событий. Затем, однако, министерства культуры России и Греции приняли решение о переносе года на 2016-й, по финансовым причинам. Но выставка в Государственной Третьяковской галерее не могла быть отложена, так как она посвящена столетию со дня рождения коллекционера. Для подготовки и проверки новых документов оставалось уже слишком мало времени, так что теперь мы готовы обсудить совместную выставку в 2016 году. Я надеюсь, что это произойдет, потому что очень важно показать обе части коллекции вместе в ГТГ; хотя и эта выставка - тоже очень важное событие, поскольку много работ - и не только авангарда - будут показаны впервые».

Георгий Костаки известен всем, кому интересно русское искусство. Можно даже сказать, что он популярен, поскольку его судьба уникальна не менее, чем собранная им коллекция, и много раз становилась сюжетом для публикаций и передач. В том числе и про нелепые ужасы советской жизни, подстерегающие рожденного в СССР с умом, талантом и любовью к искусству. Еще можно сказать, что Костаки - легенда, истории и байки, как он находил картины, украшающие теперь музейные стены (в кладовках, под кроватями, в качестве заплатки на заборе), стали фольклором. В общем, к выставке в Третьяковке чувствуешь себя подготовленным.

Но она ошеломляет. Хотя и знаешь, из каких вещей и каких художников состояло собрание Костаки, но, увидев их вместе, все равно поражаешься - как один человек мог не просто собрать, а вернуть из небытия столько шедевров и просто замечательных работ великих, выдающихся и рядовых русских художников ХХ века. Причем не только благодаря, но и вопреки жизненным обстоятельствам. Благодаря, потому что москвич Костаки имел греческий паспорт и, работая в иностранных посольствах (шофером, потом завхозом), получал валютную зарплату, т. е. был не беден. Вопреки, потому что советская власть то, что он собирал, не только не считала искусством, но видела в картинах с цветными полосками, квадратами и кругами идеологическую заразу и врагов народа. Как ни объясняй, теперь трудно понять, почему.

В центре главного зала выставки под заголовком «Избранное», как на доске особого почета, выставлены яркая, озаряющая цветом «Живописная архитектоника» Любови Поповой, безупречного равновесия композиция «Супрематизм» Ильи Чашника, перегруженный геометрией и значительностью «Портрет М. В. Матюшина» Казимира Малевича, мистическая «Первая симфония Шостаковича» Павла Филонова. Все - гордость собрания русского авангарда, самой востребованной в музейном мире части коллекции Третьяковки. По словам директора музея Ирины Лебедевой, половина произведений художников русского авангарда, хранящихся в музее, - дар Костаки.

За и вокруг «иконостаса» не слишком удачно, а как всегда спланированной выставки - персоналии. Самая большая - у Любови Поповой, практически ее ретроспектива. Много работ Ивана Клюна, известных супрематических и неожиданно живописно наивных «Автопортрета» и «Портрета жены». Отличный ранний Василий Кандинский. Татлин и Родченко. Печальное соседство макабрического фигуративного «Восстания» Климента Редько с его же энергичными супрематическими композициями. Чудесные работы художников второго ряда, неожиданные вещи художников ряда первого.

Рядом с широко цитируемыми произведениями, вроде сентиментальных «Ландышей» Марка Шагала, - редкие и с трудом опознаваемые. В их происхождении можно было бы сомневаться, если не знать, что почти все Костаки покупал практически из первых рук - у родственников и друзей художников или у них самих, как это случилось с Александром Родченко. Например, жеманное, не костакиевского вкуса «Кафе «Питтореск» Георгия Якулова было приобретено у Алисы Коонен.

Небольшие полноценные выставки получились бы из собраний икон и народной игрушки. И они были подарены Костаки государству. А оно относилась к нему с подозрением, к его дару - с опаской.

Тексты в каталоге выставки, серьезного издания с большим перечнем работ, в том числе и находящихся в Музее современного искусства в Солониках (туда попала часть коллекции Костаки, которую ему разрешили вывезти из СССР), разрушают расхожее мнение, что государство вынудило коллекционера оставить лучшую часть собрания. По словам дочери Алики, Костаки «вынудили уехать, но не подарить». Понимая важность для русской и мировой культуры собранного, Костаки не раз пытался подарить свою ценнейшую (в материальном смысле) и бесценную (в художественном) коллекцию будущему музею современного искусства. И когда шел раздел коллекции, в 1977 году, специально оставлял самое ценное государству.

А оно, занятое своими идеологическими играми и пропагандой, ни коллекционера, ни собранное им искусство не ценило. И, как обычно, ошибалось в своем видении истинных ценностей.

Выставка открыта до 8 февраля

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать