В Риме выставлена на продажу квартира с фресками XVII века

Палаццо построил папа римский Иннокентий X, и сегодня в квартире может поселиться любой, кто готов заплатить 8,1 млн евро

Квартира в палаццо Памфили в Риме действительно уникальная (не зря ее продажей занимается Sotheby's International Realty) хотя бы потому, что расположена она в самом центре Рима, а ее окна выходят на пьяцца Навона, которая испокон веков считалась одним из самых престижных мест Вечного города. Здесь всегда селилась политическая элита, крупные религиозные и культурные деятели. Окруженная великолепными дворцами, украшенная прекрасными статуями и фонтанами, над которыми работали выдающиеся мастера, она всегда привлекала могущественных и богатых, желавших превзойти друг друга в роскоши своих владений.

В апартаментах площадью 400 кв. м семь комнат (пять спален) и две ванные. Вход - с виа Санта-Мария-дель-Анима, которая идет позади здания, параллельно пьяцца Навона. Но самое удивительное здесь - это лестница. Точнее, ее отсутствие. Вместо ступенек - как, кстати, в стамбульском соборе Святой Софии - устроен пандус, выложенный булыжником. Одна из нынешних владельцев резиденции Каролина Фредди рассказывает, что его придумал и создал архитектор Франческо Борромини, принимавший участие в строительстве дворца, чтобы папа римский Иннокентий Х мог подниматься в квартиру на ослике, не касаясь ногами пола.

Между тем пандус возле квартиры не заканчивается, а ведет к барабану (верхняя часть здания, которая служит основанием купола) соседней церкви Сант-Аньезе-ин-Агоне, которая в XVII веке была семейной часовней Памфили. Там был устроен переход из дворца в церковь, чтобы члены семейства могли посещать службу, не выходя из дома. Сейчас, конечно, этого перехода не существует. Зато хозяева утверждают, что толщина внешних стен в квартире составляет полтора метра, а потолки в некоторых помещениях достигают 7 м в высоту.

На первом этаже квартиры расположены четыре “комнаты Ветхого Завета”: в основу здешних фресок легли сюжеты из Библии. Герои картин - царь Давид и царь Соломон, пророки Илия и Даниил. Роспись сделана около 1660 года знаменитым итальянским художником Франческо Аллегрини.

Главный коридор расписан безымянным учеником маэстро - он изобразил на потолке ангелочков и голубей с оливковыми ветвями в клювах (голубь - семейный символ Памфили). Коридор ведет в Зал порока и добродетели, который Аллегрини украсил женскими фигурами.

Самое красивое помещение в квартире - это, конечно же, главная спальня. Здесь балкон с французским окном, которое выходит на пьяцца Навона, и фрески работы Аллегрини, рассказывающие о несчастной любви карфагенской царицы Дидоны к троянскому герою Энею. Считается, что помещение было задумано как почивальня самого Иннокентия X.

Роскошную резиденцию, закрытую для публики, решил показать миру режиссер Паоло Соррентино в своем фильме “Великая красота”, который в 2014 году получил “Оскар” как лучший фильм на иностранном языке. Огромные пространства с выложенными черно-белым мрамором полами завораживают. Они настолько прекрасны, словно и не нуждаются в мебели.

Парадоксально, что строительство прекрасного дворца, где расположена резиденция, связывают с именем дамы, оставившей о себе в Италии не лучшую память. Звали ее Олимпия Майдалькини, а в народе она получила прозвище Пимпачча, что можно перевести как “отвратительная Олимпия” (Пимпа - уменьшительное от ее имени). Родилась синьорина Майдалькини недалеко от Рима, в городке Витербо. Происхождение у нее было не самое благородное, но она с детства отчаянно мечтала выбиться в люди. Симпатичная и неглупая, она рано вышла замуж за состоятельного молодого человека, который вскоре после свадьбы скончался. Разбогатевшая Олимпия, которой было всего двадцать, сразу положила глаз на дворянина Памфилио Памфили. Он был на тридцать лет старше ее, зато обладал важным преимуществом перед другими женихами: братом его был кардинал Джамбаттиста Памфили, ставший вскоре папой Иннокентием X. Хитрая девица быстро сумела втереться в доверие к деверю - поговаривали даже, что дошло до интимной близости, хотя со свечкой, конечно, никто не стоял. Как бы там ни было, Олимпия убедила родственника построить им с мужем дворец, какой подобает таким знатным персонам, и будущий понтифик решил расширить скромное здание на площади Навона, принадлежавшее семейству Памфили с XVI века.

В 1644 году, едва вступив в высокую должность, папа Иннокентий Х сразу заказал строительство дворца одному из лучших архитекторов своего времени - Джироламо Райнальди. В возведении здания участвовал также Франческо Борромини.

В 1650 году дворец был готов. Мужа Олимпии, Памфилио Памфили, к тому моменту уже не стало, и она поселилась здесь на положении его вдовы. Женщина имела колоссальное влияние на Иннокентия X, он беспрекословно ее слушался. Когда она решила, что площадь перед ее дворцом должен украшать фонтан, Иннокентий X поспешил исполнить и это желание. И, конечно же, обратился к своему любимцу Борромини. Но у того был конкурент - не менее талантливый архитектор и скульптор Джованни Лоренцо Бернини, который тоже мечтал заполучить выгодный заказ. Его папа как раз недолюбливал, потому что он служил у предшественника Иннокентия Х, Урбана VIII, с которым у его святейшества были, мягко говоря, натянутые отношения. Так что поначалу Бернини даже не рассматривался в качестве претендента на подряд.

По легенде, скульптор быстро смекнул, к кому обратиться за протекцией. Он знал, что Пимпачча с удовольствием берет подарки от людей, желающих получить что-то от папы, чтобы она замолвила за них словечко. Рассказывают, что он смастерил серебряную модель фонтана и преподнес Олимпии. И практически в тот же день получил заказ. Так на площади Навона в 1651 году появился прекрасный Фонтан четырех рек, которым можно любоваться из окон резиденции, выставленной на продажу.

Считается, что, когда понтифика не стало, Пимпачча быстренько уложила скопленное ею золото в два сундука и поспешила из города. Как ни просили ее горожане оплатить погребение папы, она не дала ни гроша. Хорошо, дворецкий Иннокентия X оказался благородным человеком и похоронил хозяина как подобает христианину. Хотя, возможно, это только предание. Кстати, новый папа, Александр VII, оказался не менее трезвомыслящим, чем Пимпачча, и сослал ее в деревню Сан-Мартино-аль-Чимино под Римом, где она через два года умерла от чумы.

В конце XVIII века род Памфили влился в семейство Дориа, представители которого имели собственную недвижимость, и в фамильном палаццо обосновались кардиналы и писатели. Ближе к концу XIX века в здании размещались Римская филармоническая академия и Римское музыкальное общество, а в 1920-х годах дворец взяло в аренду бразильское посольство. В 1961 году Бразилия выкупила его в собственность, однако предлагаемая к продаже квартира осталась в частном владении.

“Жить в крыле дворца, украшенного подлинными фресками, рядом с церковью [Сант-Аньезе-ин-Агоне], с видом на фонтан [четырех рек] - настоящая привилегия и редкая возможность существовать бок о бок с шедевром барокко”, - пишет Стефани Леоне, адъюнкт-профессор факультета искусств Бостонского колледжа, автор книги “Памфили и искусство: меценатство и потребление в Риме эпохи барокко” (2008).

Профессор истории в университете Феррары Франческа Каппеллетти в своем труде “Палаццо Памфили на пьяцца Навона” называет квартиру “важной и наименее изученной частью великого дворца”. Возможно, будущего владельца квартиры ждет много приятных сюрпризов. Например, брату госпожи Фредди повезло найти еще одну фреску Аллегрини, которая долгие годы скрывалась под подвесным потолком.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать