Статья опубликована в № 3741 от 19.12.2014 под заголовком: Огонь, иди за ними

В прокат вышла «Звездная карта» Дэвида Кроненберга

В прокат вышла «Звездная карта» (Maps to the Stars) - неожиданно поэтичная картина канадского киномэтра Дэвида Кроненберга, которая лишь притворяется язвительной сатирой на Голливуд
У пироманки Агаты (Мия Васиковска) специфические отношения со звездами
kinopoisk.ru

Петелька к петельке, патология к патологии вяжется паутина сюжета о гостье с Юпитера (штат Флорида) в черных перчатках выше локтя, явившейся в Лос-Анджелес, чтобы освободить обитателей двух особняков в Беверли-Хиллз.

В один из них юная Агата (Мия Васиковска), меченная клеймом ожога на виске, вселяется в качестве персональной ассистентки актрисы Гаваны Сигренд (Джулианна Мур, получившая за эту роль каннский приз). Гавана хочет сыграть в ремейке классического голливудского фильма роль своей матери (Сара Гэдон), в молодости погибшей в огне. Но не может избавиться от ее навязчивого призрака.

В другом живут модный в Беверли-Хиллз терапевт Стаффорд Вайс (Джон Кьюсак), его жена-невротичка Кристина (Оливия Уильямс) и их 13-летний сын Бенджи (Эван Бёрд), капризная звезда сериала «Плохой бебиситтер», недавно вернувшийся из наркологической клиники. Бенджи тоже беспокоят призраки. Когда-то старшая сестра Агата накормила его снотворным и подожгла родительский дом. После чего и отправилась в клинику Юпитера, штат Флорида.

Весь фильм прошит строчками стихотворения Поля Элюара «Свобода», которое постоянно повторяет Агата.

На пороге нашего дома На привычном обличье вещей На священной волне огня Имя твое пишу.

Интонация у Дэвида Кроненберга, как всегда, ледяная. В каждом кадре, снятом оператором Питером Сушицким, стерильно, как в операционной. Ирония диалогов сценариста Брюса Вагнера - сухая и колкая. Только никакая это не сатира на Голливуд (где канадец Кроненберг снимал впервые). И даже не работа патологоанатома, знаменитого исследователя мутаций (коим Кроненберг много лет числится почти официально). Это путешествие к звездам, буквально. В их космический мрак депрессии. Сквозь холодное пламя, на другую планету, населенную призраками, рабами славы, тенями собственных медийных образов. Агата, огненный ангел, вернулась сюда ради чуда спасения, почти невозможного. А иначе зачем повторять как заклинание.

На всех страницах прочтенных На нетронутых чистых страницах Камень кровь ли бумага пепел.

На сценариях написанных и ненаписанных. Шофер лимузина Жером (Роберт Паттинсон), который везет Агату в Беверли-Хиллз, конечно же, мечтает о голливудской карьере, актерской и писательской (плох тот лос-анджелесский шофер, который не держит в бардачке свой дебютный сценарий; разумеется, вместе со «звездной картой», где указано расположение особняков знаменитостей). Агата пытается завести с Жеромом роман, но интересна ему лишь в качестве занятного персонажа, чье безумие можно взять на карандаш так же, как перверсии и депрессии звездных пассажиров. Жером - альтер-эго Брюса Вагнера, который когда-то начинал так же, а теперь предоставил свои наблюдения для экранизации Кроненбергу. Но тот превратил язвительную вагнеровскую сатиру многолетней выдержки во что-то совершенно иное. Неуютное, пугающее, головокружительное, не знающее определений и жанров.

Хотя, возможно, вам покажется, что инцест - атрибут бульварной мелодрамы. А убийство статуэткой канадского «Оскара» - Genie Award - черный юмор, настоящий гиньоль.

Но надо просто покрепче ухватиться за лесенку стихотворения, брошенную в этот бездонный колодец. Откуда так четко, до рези в глазах, до смеха и слез, видны звезды.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать