Статья опубликована в № 3765 от 05.02.2015 под заголовком: Золушка в космосе

В «Восхождении Юпитер» Энди и Лана Вачовски запустили Золушку в космос

В «Восхождении Юпитер» (Jupiter Ascending) Лана и Энди Вачовски переносят в космос сказочные сюжеты и аранжируют их настолько гротескно, что уже бессмысленно спорить, хорошо это или плохо
Человек-волк в летающих ботинках спасает уборщицу от инопланетян, настолько шустрых, что их в этом кадре даже не видно
outnow.ch

Кухарка может управлять государством, а уборщица - планетой. В фильме Энди и Ланы Вачовски нелегальная иммигрантка Юпитер Джонс (Мила Кунис) вместе с мамой чистит унитазы в Чикаго, не зная, что в ней течет кровь монархов. Но не из династии Романовых, хотя Юпитер - наполовину русская и была зачата в Санкт-Петербурге (кажется, от телескопа). Она - точная генетическая копия коварно убитой королевы-матери из семейства Абрасакс, которое управляет не то галактикой, не то вселенной, не будем мелочиться.

Чем не страдает «Восхождение Юпитер», так это умеренностью и хорошим вкусом, что бы это сегодня ни значило. В нем все утрировано, гротескно, доведено почти до абсурда, начиная от костюмов и спецэффектов и заканчивая сюжетом, в котором герой Ченнинга Татума в летающих сапогах спасает героиню Милы Кунис в среднем каждые 10 минут.

Совершенно невозможно сказать, этот фильм невероятно глуп или, напротив, невероятно изощрен. Он наверняка украсит списки худших фильмов 2015 г., но это и будет триумфом.

Вачовски никогда и ни в чем себе не отказывали, но если трилогия «Матрица» или «Облачный атлас» соединяли стилистическое буйство с патетикой, то в «Восхождении Юпитер» режиссеры смешивают комиксы 1930-х, «Дюну», «Пятый элемент», «Бразилию», «Стартрек» и «Автостопом по Галактике» (или, скажем, сажают за штурвал звездолета слона) из чистого озорства, безо всякой идейной подкладки.

С другой стороны, это не прошлогодний хит Джеймса Ганна «Стражи Галактики», где космическое ежеминутно рифмовалось с комическим и с регулярными репризами выступал генетически модифицированный енот. В «Восхождении Юпитер» шуток заметно больше, чем обычно у Вачовски, но все-таки меньше, чем сантимента, если только не считать иронией саму игру с жанром космической мыльной оперы, которую затеяли режиссеры. Как часто бывает в кэмпе, тут бессмысленно пытаться отделить насмешку от любования кичем и простодушного желания сделать красиво. Когда доказательством королевского происхождения Юпитер становятся пчелы, которые окружают ее, как светлячки в сказках про фей, меньше всего хочется сказать, что это неправильные пчелы. Когда человек-волк Ченнинг Татум мечтает о крыльях, нелепо задаваться вопросом, зачем волку крылья, если у него есть летающие ботинки. Потому что ответ очевиден: для романтики. А сапоги с антигравитацией вещь, конечно, хорошая, но только в сугубо практическом смысле.

То, что романтика вывернута наизнанку, под обстрелом спецэффектов можно и не заметить. Но, конечно, в «Восхождении Юпитер» происходит инверсия сказочного сюжета. Тут не принц спасает красавицу от серого волка, а, наоборот, серый волк и есть главный объект желания. А космические принцы (Эдди Редмейн и Дуглас Бут) только плетут интриги, даже когда ведут героиню под венец. Но Золушке душно на балу, в космическом дворце, дизайн которого как будто воплощает фантазии обезумевшего падишаха, решившего построить готический собор. Золушка хочет обратно в тыкву, в Чикаго, к родному унитазу.

Только, конечно, чтобы милый был рядом. Потому что она очень любит собак.

В прокате с 5 февраля

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать