Фрагмент вечности: часы Chanel Mademoiselle Prive Coromandel

Почему клиенты готовы встать в "лист ожидания"
Габриэль Шанель на фоне коромандельских ширм, 1937 год

В 1920-х годах сначала для своей квартиры на улице Фобур Сент-Оноре, 29, а затем и для апартаментов на улице Камбон, 31 модельер Габриэль Шанель приобрела в антикварных магазинах Парижа редкие ширмы XVII и XVIII веков. Ширмы носили название коромандельских – по особой технике нанесения на них лака, которая была изобретена в Китае в конце правления династии Минг (1368–1644).

Коллекцию из 32 ширм Шанель собирала не случайно – вкус к стилю шинуазри и к старинным китайским артефактам ей привил возлюбленный Артур Кейпел (по прозвищу Бой), безвременно погибший в 1919 году, к тому же на некоторых из них были изображены камелии, символ ее Дома, так что коромандельские ширмы стали для нее своего рода символическим раритетом.

Поверхность ширм из собрания Шанель покрывали жанровые сценки из жизни благородных особ той эпохи – прекрасные девушки в кимоно, гуляющие по саду и играющие на музыкальных инструментах, поющие на деревьях птицы, виды реки с рыбаками, закидывающими сеть из лодок-джонок. Поступила с этим раритетом Габриэль в свойственной ей решительной и оригинальной манере – она не стала использовать их по прямому назначению и перегораживать пространство квартиры, а вместо этого придумала декорировать этими ширмами стены своей гостиной, гардеробной и столовой, а также часть дверных панелей.

...В 2012 году в коллекции Chanel Horlogerie появились женские часы Mademoiselle Prive – их круглые циферблаты изначально задумывались как поле для творческих экспериментов дизайнеров. Последние были уверены: даже на таком небольшом диаметре в 37,5 мм простор для создания композиций в сложных декоративных и ювелирных техниках бесконечен. И доказали это с первой же коллекцией Mademoiselle Prive Coromandel. На циферблатах часов в технике лаковой миниатюры были воспроизведены фрагменты жанровых сценок с коромандельских ширм Шанель – три сюжета были исполнены в схожей художественной манере.

Надо сказать, что коллекции часов, в оформлении которых применялись бы декоративные техники, и в частности лаковая миниатюра, к моменту появления Mademoiselle Prive Coromandel уже существовали в швейцарских часовых брендах с давней историей. И даже традиционно стали обозначаться кодом Metier d’Art, или «Мастера искусств». Но вступив на проторенную другими стезю, дизайнеры Chanel Joaillerie сумели блистательно продемонстрировать в этих часах художественное видение Дома и не раз удивить видавших виды знатоков рынка.

Тогда, в 2012-м, для воплощения сюжетов с коромандельских ширм на циферблатах Mademoiselle Prive Coromandel в Доме Chanel решили пригласить Аниту Порше. И это был безошибочный выбор. Независимый художник-эмальер из Швейцарии – большая величина в своем узкопрофильном искусстве и успешно сотрудничала c несколькими часовыми брендами уже с 1994 года. Ее имя настолько авторитетно, что марки по обыкновению не скрывают его, а, напротив, всячески подчеркивают, кто стал автором лаковых миниатюр их декоративных часов.

К слову, Порше часто отказывается от предложенных ей проектов, и главе Chanel Horlogerie Николя Бо пришлось приложить некоторые усилия, чтобы заручиться ее согласием. Немалую роль сыграло и мастерство древних китайских миниатюристов – увидев искусную живопись на коромандельских ширмах, Порше была совершенно покорена их красотой.

Техника Grand Feu, или «горячей эмали», в которой Анита создает все свои циферблаты, по-прежнему редка в часовом деле и архисложна. Суть ее заключается в последовательном нанесении на основу – в данном случае черный лак на желтом золоте – будущего рисунка, слой за слоем, штрих за штрихом. При этом каждый новый слой закрепляется на циферблате путем обжига при определенной температуре, и если передержать циферблат в печи всего несколько секунд, то рисунок может быть безнадежно испорчен. Поэтому неудивительно, что на роспись одного такого циферблата Mademoiselle Prive Coromandel требуется до четырех месяцев работы.

Но в случае с Анитой Порше дело даже не в безупречном владении техникой Grand Feu, а в ее очевидном таланте художника-миниатюриста – именно за ним к Аните на поклон приходят Vacheron Constantin, Patek Philippe, Hermes, Jaquet Droz, Piaget, Ulysse Nardin и вот Chanel. Сюжет, в тончайших натуралистичес­ких нюансах прописанный на циферблатах Mademoiselle Prive Coromandel, Порше награждает еще и вибрацией, живым дыханием. Кажется, что птички с композиций вот-вот запоют, а музыкантши – заиграют на лютне...

Финальный штрих вокруг уже готовой композиции – драгоценная рамка для виртуозно исполненной миниатюры: безель и завод­ная головка часов усыпаны «снежным» (то есть драгоценными камнями разного размера) паве из 692 бесцветных бриллиантов общим весом 4,02 карата. И, кстати, под миниатюрой «бьется» механизм с автоподзаводом и запасом хода 42 часа.

Среди райских кущ и водных просторов внизу каждой композиции на циферблатах Mademoiselle Prive Coromandel можно разглядеть литеры AP – это автограф Аниты Порше, который она ставит на всех своих произведениях. И эти две буквы придают часам дополнительную ценность: имя художницы само по себе бренд. А вот название Дома Chanel можно увидеть только на оборотной стороне часов – выгравированным на корпусе из 18-каратного белого золота. Ибо ничто не должно нарушать идиллическую картинку на циферблате. Даже минутная и часовая стрелки здесь имеют широкие прорези при тончайшем контуре – чтобы не скрывать ни единой детали сюжетов.

На сегодняшний день их в собрании уже почти два десятка: ставшая громкой премьерой 2012 года лимитированная коллекция часов Mademoiselle Prive Coromandel получила продолжение и в 2013, и в 2014 годах. И на этом ожившая история не заканчивается – благо сюжетов на коромандельских ширмах предостаточно. Впрочем, уже сейчас на Mademoiselle Prive Coromandel существует «лист ожидания», что неудивительно. Ведь это больше, чем часы, и даже больше, чем миниатюрное произведение искусства Chanel Horlogerie, это – фрагмент вечности на запястье.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать