Тысяча цветов часов Hermes Arceau Millefiori

Искусство древних стеклодувов оживает на циферблатах
Красочные циферблаты часов Arceau Millefiori Дома Hermes создаются стекольщиками Cristalleries Royales des Saint-Louis так же, как и тысячу лет назад
Архив пресс-службы

Тысячи цветов или чуть меньше украшают циферблаты новых часов Arceau, представленных часовым подразделением Дома Hermès на последней выставке Baselworld 2014. Выполнены эти яркие циферблаты в декоративной технике millefiori, истоки изобретения которой уходят во времена Римской империи, Финикии и Александрии – найденные в этих регионах образцы разноцветного стекла датируются еще II веком до н. э. Название Millefiori так и переводится с итальянского – «тысяча цветов» и связано с эффектом, который производит ноу-хау этой стеклодувной техники.

Впрочем, до XIX века ее называли просто стеклянной мозаикой, или мозаичными бусинами, а сам термин millefiori был впервые использован автором книги Curiosities of Glass Making Эпсли Пеллаттом и вслед за ним попал в Оксфордский словарь лишь в 1849 году. Но суть техники «тысячи цветов» в истории и на циферблатах Arceau Millefiori это не меняет. И способ ее создания все тот же, что и в прежние века. Сначала мастер изготавливает из стекла двух или более цветов длинные тонкие цилиндры или скорее трубочки, которые в cвоем срезе уже переливаются яркими красками. Затем он выкладывает из десятка и более таких трубочек задуманный рисунок и немного расплавляет стекло до определенной температуры, чтобы из них получилась единая стеклянная конструкция. И вот уже эта конструкция цилиндра дает в срезе знаменитое многоцветье.

Из таких элементов создавались вазы и чаши, а сами окружности или диски широко использовались для изготовления украшений. Подобные подвески, серьги и кольца из разноцветного стекла millefiori сегодня можно найти во многих ремесленных лавочках Венеции – их производством уже несколько столетий занимаются мастера острова Мурано, и потому данная техника в первую очередь ассоциируется с венецианской школой стекла. И действительно, в XV веке стеклодувы этого острова создавали произведения из цилиндров и бусин, которые они сами называли rosetta.

В конце XVIII века, с началом нашествия Наполеона и последующим разграблением Венецианской республики, ремесленное производство приостановилось и эта техника была утеряна, а затем вновь возродилась во второй половине XIX столетия, причем не только в Италии, но и в Англии и Франции. В последней она буквально пришлась ко двору на мануфактуре Cristalleries Royales de Saint-Louis – в то время официального поставщика изделий из хрусталя и стекла французских монархов. Мастера мануфактуры не просто овладели техникой millefiori, но довели ее до совершенства и искусно претворяют в жизнь это ноу-хау до сих пор.

На циферблатах часов Hermès Arceau эта сложная техника появилась пусть и неожиданным, но – если опять же знать историю – вполне логичным путем. Еще в 1993 году мануфактура Cristalleries Royales de Saint-Louis вошла в состав Hermès Group – ее тогдашний президент Жан-Луи Дюма фактически спас это старинное производство от грозившего ему разорения. На прошлой выставке Baselworld 2013 в павильоне Hermès представили совместный проект с Jaeger-LeCoultre: знаменитые настольные часы Atmos в хрустальном футляре, выполненном стеклодувами Saint-Louis.

И вот теперь традиция художественной обработки стекла Saint-Louis соединилась уже полнос­тью в дизайне и механике Hermès. Два с половиной года назад Филипп Дельоталь, креативный директор La Montre Hermès, обратил пристальное внимание на изготовленное на мануфактуре Cristalleries Royales de Saint-Louis пресс-папье в технике millefiori и решил, что этот декоративный прием идеально подойдет к циферблатам часов Hermès.

Для реализации замысла Дельоталя мастерам мануфактуры приш­лось второй раз в истории производства усовершенствовать собственную технику – ни вазы, ни пресс-папье Saint-Louis не делались такими плоскими и идеально ровными и гладкими, какими должны были стать циферблаты Arceau.

Для того чтобы получить желаемый результат, готовые стеклянные цилиндры даже отправляли на специализированную фабрику в Германии: ее оборудование позволяло буквально нарезать цветное стекло тончайшими слоями, причем первый и второй, а порой и третий срезы забраковывались (по краям стекла могут быть пузырьки воздуха и мельчайшие дырочки), и только его внутренние слои совершенны.

Так были получены по 25 циферблатов для каждой лимитированной модели, и при этом их толщина составляла 6 мм, что на 4 мм меньше самого тонкого слоя стеклянного диска millefiori.

Всего в линии Arceau Millefiori пять моделей – две женских с корпусом из белого золота диаметром 38 мм, одна мужская наручная на крокодиловом ремешке и еще две вариации карманных часов; под мозаикой «миллефиори» в этих часах отсчет времени ведет мануфактурный автоматический механизм калибра H912 и H1837 соответственно.

Но как раз точный механический отсчет времени в Arceau Millefiori не главное. Один только взгляд на циферблат этих часов заставляет работать воображение и живо представлять, как из печи мануфактуры Cristalleries Royales de Saint-Louis извлекается стекольная масса, как с помощью передаваемой друг другу выдувательной трубки стеклодувы получают тонкие, похожие на сахарные леденцы стеклянные трубочки; как эти красочные элементы собирают в узоры, пока стекло не остыло, как в чугунной чаше из фрагментов таких трубочек формируют цветочный узор, вновь расплавляют и «замуровывают» в стекле.

Именно этот древний, не лишенный магии ремесленный ритуал, придающий стеклу необычайное богатство рисунка, заставляет циферблаты Arceau Millefiori играть новыми красками, а нас – смот­реть на течение времени сквозь призму многообразия жизни, а то и вовсе забывать о ее быстротечности.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать