Ювелиры Dior воплотили в драгоценных материалах кутюрные платья

Вдохновением для коллекции Archi Dior стали модели авторства Кристиана Диора
Креативный директор Dior Joaillerie Виктуар де Кастеллан дерзнула воплотить в драгоценных материалах кутюрные платья основателя дома Кристиана Диора
Willy Maywald / © ASSOCIATION WILLY MAYWALD

Можно ли поставить знак равенства между haute couture и haute joaillerie? В общем-то да, ведь оба эти вида декоративно-прикладного искусства – одно от мира моды, другое от ювелирного мира – требуют большого мастерства, огромного профессионального опыта, знания пропорций женского тела и богатой художественной фантазии. Но если продолжить это сравнение, то шитье кутюрного платья, по идее, должно даваться легче, чем создание украшения. Ведь в первом случае речь идет о податливых тканях, мягких нитях и невесомых пайетках, а не о золоте, платине и драгоценных камнях. Так возможно ли в этих тяжелых и твердых материалах повторить тот же эффект воздушности и полета, какой порой производит кутюрный наряд? Утвердительный ответ на этот вопрос дала Виктуар де Кастеллан, креативный директор Dior Joaillerie, создав высокоювелирную коллекцию Archi Dior по мотивам платьев haute couture авторства самого Диора.

«Каждое украшение в этой коллекции я хотела создать точно так же, как Кристиан Диор придумывал свои знаменитые платья – точным глазом архитектора он формировал ткани прямо на женском теле. Создать так, как если бы это я драпировала мягкие формы, cкалывала их булавками, закрепляла плиссировку, пускала воланы по краю и затягивала талию пояском», – так де Кастеллан описала концепцию новой коллекции.

Но ведь и платье, и украшение действительно создаются по одному принципу: вслед за идеей требуется разработать конструкцию модели, выверить ее пропорции так, чтобы они идеально отвечали изгибам тела будущей обладательницы, а затем уже облечь эту конструкцию в надлежащий декор. И недаром каждое из 23 единственных в своем роде украшений носит имя того или иного канонического платья или целой линии моделей Диора. Да и слово Archi в названии коллекции, с одной стороны, намекает на термин architectural – «архитектурный», а с другой – обозначает «первичный, изначальный», т. е. истинный Dior, или же старший, а значит, здесь Диор как учитель Виктуар.

Де Кастеллан-дизайнер и ювелиры, воплощающие ее идеи в драгоценных материалах, умело перевели язык Dior haute couture в твердые ювелирные формы. Серьги, кольца и браслеты Archi Dior выглядят словно пойманные стоп-кадром в движении, застывшие кутюрные формы, словно бальные платья на дамах, кружащихся в танце и замерших в нем по воле фотографа.

Солируют в этом модном дефиле украшения, созданные по мотивам, пожалуй, самых хрестоматийных моделей Диора – жакета Bar и юбки из линии Corolle 1947 г. Приталенный силуэт прекрасно читается в браслете Bar en Corolle: складки пышной, широкой баски в нем выложены из белого золота, словно настоящие, и усыпаны паве из розовых и пурпурных сапфиров, зеленых гранатов и цаворитов. Узкая талия украшения расшита узором «колосок» из бес­цветных бриллиантов огранки «маркиз», а по ее цент­ру красуется изумруд из Замбии классической огранки весом 9,13 карата, который с двух сторон фланкируют оранжево-розовые шпинели огранки «груша» весом по 1,55 и 1,40 карата. Над этой талией вверх поднимаются менее пышные складки корсажа, по форме скорее напоминающие кокошник. Всего на создание этого заглавного украшения коллекции ушло 4500 драгоценных камней.

В одноименном кольце в центре талии красуется бриллиант в 2,50 карата, по бокам от него – по три изумруда огранки «багет» весом 1,83 карата. И у каждого украшения-«платья» в коллекции своя гамма цветных камней, у каждого – свой главный драгоценный акцент.

Так, например, продолжение темы в украшениях Corolle Jour, вдохновением для которой послужило платье Aladin с объемной юбкой и завязанными элегантными узлами рукавами-фонариками из линии Corolle все той же кутюрной коллекции Диора 1947 г., решено уже более лаконично, всего в двух цветах драгоценных камней. Колье, серьги и кольцо в виде вьющейся ленты из бриллиантов разной огранки оживлено изумрудами из Замбии грушевидной огранки. В колье Corolle Jour композиция из пяти камней не симметрична, а выглядит так, словно драгоценные пайетки общим весом 22,62 карата произвольно нашиты на наряд.

Конструкция кольца и серег Corolle Soir едва ли не буквально повторяет в миниатюре сложную плиссировку каскада юбок вечернего платья Songe из коллекции haute couture весна-лето 1947 г. Ювелиры здесь не только виртуозно выложили бриллиантами огранки «багет» трехмерные складки и даже их «изнанку», но и поместили на грани каждой из них по рубину огранки «багет», которые вторят трем крупным рубинам в центре украшений. На разработку только одной конструкции кольца ушло шесть месяцев исследований, а затем еще 900 часов работы над оживлением плиссировок драгоценными акцентами!

Четыре украшения Ailee Diamant являются вариацией на тему платья из линии Ailee коллекции Диора осень-зима 1948 г. Ниспадающая складками юбка, пущенная из-под пышной баски на талии, великолепно воспроизведена в браслете – пышная трехслойная юбка словно веером разворачивается плиссировками и воланами в россыпи синих, розовых и пурпурных сапфиров. Под ней, собственно, сам браслет, который и нужно будет надеть на запястье, – он сложен из нескольких слоев белого золота в паве из бриллиантов, словно ткань. В нем использовано более 3500 драгоценных камней, и для их закрепки в сложнейшей конструкции ювелирам понадобилось 560 часов работы. По тому же принципу создано колье Ailee Emeraude – веер из трех ярусов плиссировок и воланов в паве из цаворитов, изумрудов и турмалинов с центральным изумрудом в 5,66 карата закреплен на длинной витиеватой ленте из бриллиантов.

Вечернее платье Marly из линии Trompe l’Oeil коллекции haute couture 1949 г. стало прообразом кольца и серег под названием Trompe l’Oeil. Примечательно в этом дуэте решены именно серьги – если сравнить их с историческим эскизом, они повторяют силуэт платья от корсажа до ниспадающей пышной объемной юбки. Выложен этот силуэт из желтого золота со множеством заломов и воланов россыпью желтых бриллиантов, розовых сапфиров и оранжевых гранатов. А каждый из трех ярусов платья подчерк­нут желтым бриллиантом овальной и грушевидной огранки. Общий весь камней – 3,27 карата.

Более щедро украшена спиралевидная конструкция лихо завернутого в складки из белого золота и паве из бесцветных бриллиантов кольца Verticale Plissee – ювелирная производная от линии вечерних платьев Verticale коллекции haute couture весна-лето 1950 г. Центр этой спирали увенчан желтым бриллиантом, и по всем граням складок здесь добавлено по желтому, а также оранжевому и розовому бриллианту, всего 21 крупный камень.

И если складки, воланы и плиссировки – преобладающий стилеобразующий принцип украшений Archi Dior, то плетеная сеточка кольца и серег Verticale Godet встречается только в двух этих вещах. И это не удивительно: конструкция, созданная по мотивам платья Panier из линии Verticale коллекции haute couture весна-лето 1950 г., воспроизводит крупную сетку, которая еще собрана в складки и закручена в  воланы – бриллианты огранки «багет» здесь обрабатывались специально под конструкцию и только потом вставлялись в нее. По сравнению с этой работой добавить акцент синего сапфира и турмалина параиба наверняка было уже сущим пустяком.

И наконец, среди общего многоцветья украшений-«нарядов» Archi Dior стоит сет Milieu du Siecle – кольцо и серьги, едва ли не один в один в миниатюре повторяющие наслоение из лепестков ткани пышной юбки вечернего платья из линии Milieu de Siecle коллекции haute couture осень-зима 1949 г. Виктуар де Кастеллан решила воспроизвести его в лаконичной гамме: конструкция из черненого белого золота усыпана бесцветными бриллиантами, и этот лаконизм только подчеркивает архитектурность украшений.

Иллюзии нарядов в миниатюре в каждом из украшений Archi Dior столь сильны, а их трехмерность столь архисложна и объемна, что совершенно очевидно: ювелирам пришлось изрядно попотеть, чтобы добиться подобного эффекта. К тому же де Кастеллан известна своим перфекционизмом, и в процессе работы над этой коллекцией не одно украшение возвращалось ею обратно в мастерские, чтобы там его довели до совершенства.

Коллекция в целом смотрится как квинтэссенция творческого почерка Диора, а теперь и Dior Joaillerie. И каждое украшение в ней производит эффект едва ли не сильнее, чем выход в вечернем кутюрном платье, а значит, и повод выйти в Archi Dior должен быть как минимум торжественный.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать