Стиль жизни
Бесплатный
Ольга Кабанова
Статья опубликована в № 3798 от 26.03.2015 под заголовком: Национальный вопрос авангарда

Выставка «Современники будущего» показала еврейских художников русского авангарда

Так Еврейский музей и центр толерантности начали новую программу
«Портрет Михоэлса» Натана Альтмана – не авангард, но очень еврейский
Е. Разумный / Ведомости

Если бы не название, то выставку, открывшуюся в Еврейском музее, можно было посчитать удачно представляющей советское модернистское и постмодернистское искусство. Если не лучшими, то достойными работами и известными именами. В том числе русский авангард советского периода, советское неофициальное или нонконформистское искусство, которое также называли вторым русским авангардом, а также соц-арт и московский концептуализм, который авангардом, к счастью, никто не называет. Простодушный зритель мог бы и не обратить внимания на национальность художников, которая в их работах не всегда читается.

Не считая, конечно, нескольких небольших вещей Марка Шагала, той же местечковой тематики графики Соломона Юдовича и Иссахара-Бер Рыбака, одного листа Эль Лисицкого – иллюстрации к песне «Козочка». Здесь же, в разделе, посвященном авангарду, показывают кресты и орнаменты Ильи Чашника, который известен как правоверный супрематист и ученик Малевича. По национальному, а не авангардному признаку попали на выставку замечательные модернистские картины Натана Альтмана и Роберта Фалька, а также Соломона Никритина, бывшего не только деятельным экспериментатором, но и изучавшим, как отмечено в каталоге, иврит и идиш.

«Этой выставкой Еврейский музей и центр толерантности открывает серию мероприятий и исследований, посвященных месту евреев в системе координат мирового искусства», – пишет один из кураторов «Современников будущего» Мария Насимова. Новое направление деятельности Еврейского музея соответствует его сущности – постоянная экспозиция рассказывает здесь о жизни евреев в Российской империи и в СССР, об их вкладе в науку и культуру. И если уж прямо говорить о вкладах, то, как пишет в каталоге Борис Гройс, «высокий процент евреев среди ведущих художников советского неофициального искусства невозможно игнорировать».

Так что если выставку русского авангарда по национальному признаку не соберешь, будет не хватать главных имен, то демонстрация советского неофициального искусства может удаться наполовину. Как подсчитала автор еще одного каталожного текста Лёля Кантор-Казовская, в картине Виктора Пивоварова «Тело московского неофициального искусства 60–70-х годов» половина названных художников – евреи. Картины этой на выставке, к сожалению, нет. Как, возможно, и каких-то других произведений, где национальность авторов отчетливо проявлялась, имела важное значение.

Самолеты лучше

Лучшей выставкой, самостоятельно подготовленной Еврейским музеем, была «Авангард и авиация», прошедшая прошлым летом. Она не имела национальной специфики, но сделана была очень талантливо. К сожалению, ее куратор Александра Селиванова в музее больше не работает.

Не считая, разумеется, эмигрировавшего в Израиль Михаила Гробмана и автора культовой картины «Паспорт» (с указанием национальности в соответствующей графе) Оскара Рабина, представленного, однако, другими вещами, в которых тоска, да, еврейская, а пейзаж очень уж русский. Но Владимир Яковлев и Владимир Янкилевский, Илья Кабаков и Эрик Булатов, Виталий Комар и Александр Меламид, Ирина Нахова и Юрий Альберт никогда, кажется, на национальности своей не настаивали.

В их работах, показанных на выставке, виден или сугубо личный путь в искусстве (у нонконформистов), или спекуляция на социалистическом реализме (соц-арт), или игра с советскими стереотипами. И тут хочется сказать, что все они были прежде всего советскими людьми. Хотя при бытовом и скрытом официальном советском антисемитизме поводов для отчужденности у них было больше, чем у русских художников.

Насколько все участники выставки чувствовали себя евреями и как это проявлялось в творчестве, вопрос, который задавать достаточно бессмысленно. На него дают разные ответы и работы художников, и авторы каталогов. Тут сколько людей, столько и случаев, трудно поддающихся классификации.

Вот и Иосиф Бакштейн (куратор выставки) с Львом Рубинштейном (ее участник) в диалоге, опубликованном в каталоге, так и не договорились, «по каким причинам процент еврейского «населения» в московском концептуализме гораздо выше, чем в первом и втором авангарде».

Наверное, кому-то этот вопрос кажется важным. Не только создателям выставки, но и, возможно, русским националистам, считающим всякое не реалистическое искусство чуждым национальной традиции. Но как-то не очень хочется в этом разбираться тем, кого воспитали интернационалистами (рожденным в СССР) или толерантными (тем, кто молод).

До 24 мая

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more