Стиль жизни
Бесплатный
Олег Зинцов
Статья опубликована в № 3799 от 27.03.2015 под заголовком: Гибридная утопия

Фильм «Призрак» с Федором Бондарчуком показал гибридную утопию

Российский киномейнстрим может похвастаться оригинальным жанром
Школьник Ваня по малолетству еще не способен оценить вклад Федора Бондарчука в отечественное кино и потому грозит ему вилкой
Кинопоиск

Перед героем (ныне покойным) не стоит вопрос, что первым делом, а что потом – самолеты или девушки. Он прекрасно это совмещает. Федор Бондарчук играет Юру Гордеева, выдающегося авиаконструктора, пилота и плейбоя (ныне покойного). Перед тестом главного Юриного детища, экспериментального самолета ЮГ-1, на аэродром пробирается бойко лопочущая по-русски французская журналистка, ради которой Юра выкидывает из кабины своего друга и соратника Гену (Ян Цапник). А потом, во избежание семейного скандала, выкидывает и журналистку (с парашютом). Но ухарство приводит его к гибели не в небе, а на земле: приняв коньячку с полкило в компании коварного конкурента (Игорь Угольников), Юра садится за руль автомобиля, набирает номер француженки и ровно на фразе «да что со мной может случиться» врезается в опору моста.

Фантастично в «Призраке» не то, что ныне покойного героя не видит никто, кроме школьника-недотепы Вани Кузнецова (Семен Трескунов), которого одноклассники дразнят тюленем, а мать-одиночка мечтает сделать звездой бальных танцев. Коллизия с самолетами и девушками, разумеется, требует продолжения. Поэтому бабник Юра, разгуливающий по Москве в модной белой рубашке и босиком, будет учить восьмиклассника Ваню, во-первых, как правильно вести себя с противоположным полом, а во-вторых, как управлять самолетом, который перед авиасалоном в Жуковском попытаются угнать конкуренты.

Гораздо фантастичней в «Призраке» образы Москвы и москвичей. Русский гламур (уже не впервые) встречается здесь с ностальгией по советскому, по-рекламному лоснящаяся картинка – с детскими фильмами 1970–1980-х. Отечественные «Приключения Электроника» и «Гостья из будущего» имеют к «Призраку» куда больше отношения, чем зарубежные «Привидение» с Патриком Суэйзи или «Шестое чувство» с Брюсом Уиллисом, несмотря на то что плакат со Суэйзи висит у Вани в комнате, а с Уиллисом Бондарчука отчасти роднит бритый затылок.

Синтезатор

До «Призрака» режиссер Александр Войтинский снял фильм «Черная молния», в котором пытался адаптировать к отечественному антуражу жанр голливудского комикса и сделать из «Волги» аналог «бэтмобиля».

Утопия нового российского киномейнстрима (как и общества в целом) обращена в прошлое, когда высотки были выше, а Москва зеленее. Но этот идеальный образ спроецирован в будущее, где высотки обросли небоскребами Сити, по отмытым фотошопом проспектам без пробок носятся люксовые иномарки, а в телевизоре все так прекрасно, что вечер перед ним можно предъявлять в качестве семейной идиллии.

Первым чистым образцом этого жанра, изготовленным той же студией СТВ, что и «Призрак», была «Игра» (2008) Александра Рогожкина про чемпионат мира по футболу-2018, где сборная России выходила в финал, а конфликт показывал ряд отдельных недостатков на общем лучезарном фоне и эксплуатировал старые социальные маски советской комедии. «Призрак» держится на такой же идее гибридной утопии, соединяя гламур с ностальгией, а мистицизм – с мечтой советского человека о покорении неба.

СССР (ныне покойный) дает героям крылья и вместо сердца пламенный мотор.

В прокате с 26 марта