Стиль жизни
Бесплатный
Олег Зинцов
Статья опубликована в № 3805 от 06.04.2015 под заголовком: Рыцарская доза

Сколько могут выпить «Последние рыцари»

На экраны вышел фильм в жанре меча и бутылки
Внезапно протрезвевший герой Клайва Оуэна (в центре) в компании верных друзей пришел разобраться со взяточником
KINOPOISK.RU

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были благородные рыцари разных национальностей, рас и вероисповеданий. Потому что фильм о них был совместной продукцией США и Южной Кореи, в главных ролях снялись белый британец Клайв Оуэн, чернокожий американец Морган Фримен и ряд менее известных артистов из Юго-Восточной Азии, а постановщиком был зван японец Казуаки Кирия, до этого снявший фантастический боевик по мотивам аниме и триллер про ниндзя.

Кроме благородства, верности сюзерену и умения сражаться на мечах у рыцарей ничего не было. Ни магии, ни драконов, пусть даже самых хилых и рахитичных. Зима была близко, туман тревожно наползал на декорации, но лес за стенами замка не кишел ожившими мертвецами. Поэтому подгадывать премьеру к началу последнего сезона «Игры престолов» большого смысла не было – единственная связка между сверхуспешным телесериалом и фильмом «Последние рыцари» состоит в том, что действие помещено в условное Средневековье. Но если у писателя Джорджа Мартина оно сливается с волшебным миром фэнтези, то сценаристы и режиссер «Последних рыцарей» просто склеили Европу с Японией и пересказали популярную легенду о самураях, мстящих за погибшего хозяина. В прошлом году мы видели этот сюжет в затейливо декорированных «47 ронинах» – тоже фильме-мутанте, где Кеану Ривз скакал с мечом под сенью цветущих сакур, охотился на фантастических животных, сражался с роботами-самураями и лисицами-оборотнями, а в финале, исполнив долг мести, с чувством глубокого морального и эстетического удовлетворения делал сеппуку.

В помидорах

«Томатометр» интернет-агрегатора Rotten Tomatoes, показывающий процентное соотношение свежих и гнилых помидоров, т. е. положительных и отрицательных англоязычных кинорецензий, отмерил «Последним рыцарям» 14% свежести. Бывает, конечно, и хуже. Но редко.

Теперь самого храброго, сильного и благородного самурая, в смысле рыцаря, играет Клайв Оуэн. Его пожилой сюзерен в исполнении Моргана Фримена внезапно решает не давать взятки могущественному министру по имени Гезза мотт (норвежец Аксель Хенни) и вообще разоблачить мздоимство при дворе императора. И платит за это головой. Замок его разоряют, родню и подданных пускают по миру. А его верные рыцари-вассалы оказываются ронинами – самураями без хозяина. Но не идут на большую дорогу, а притворяются, что занялись мирным трудом и стали ремесленниками. На самом деле они готовят план мести министру-взяточнику, который от страха превращает резиденцию в неприступную крепость, запирается там с любимой собачкой и заставляет своего самого сильного и преданного воина день и ночь следить за героем Клайва Оуэна.

Поэтому последнему приходится идти на исключительную хитрость – беспробудно употреблять в течение года крепкие алкогольные напитки, потеряв всякий стыд, честь и совесть. Причем, чтобы умный враг утратил бдительность, все должно быть по-честному, до полного свинства, развода с женой и сдачи в ломбард сюзеренова меча. Месть – это блюдо, которое следует обильно запивать. Туман, тревожно окутывавший замок, теперь просачивается в кабак. На лице героя (оператор любит сверхкрупные планы) множатся следы нехороших излишеств. Но сила воли самурая такова, что, даже упившись до цирроза, склероза и галлюциноза, он видит цель и помнит долг.

А когда дело доходит до последнего решительного боя, подтверждается старая самурайская истина: профессионализм не пропьешь.