Стиль жизни
Бесплатный
Наталья Семенова
Статья опубликована в № 3810 от 13.04.2015 под заголовком: История искусства от куратора Паже

Фонд Louis Vuitton открыл в Париже первую выставку

Куратор Сюзанн Паже свезла модернизм из музеев всего мира — от Лос-Анжелеса до Москвы
Не всегда понятно, почему эти работы собраны вместе
Louis Vuitton Foundation

Когда выяснилось, что во Франции невозможно собрать команду инженеров, чтобы осуществить сочиненный Фрэнком Гери проект фантастического здания Фонда Louis Vuitton, ее собрали со всего мира. Когда у Сюзанн Паже, бывшего директора Музея города Парижа, а ныне арт-директора фонда сложилась концепция выставки, ничто не могло остановить ее амбиций.

Трижды она летала в Петербург уговаривать Эрмитаж расстаться с панно Матисса «Танец», который только обрел новое пристанище в Главном штабе. Пару ему составил огромный декупаж «Грусть короля», один из последних «красочных ребусов» художника, который к тому времени мог творить только ножницами. Музыкальную тему завершают четыре панно «композитора цветовых симфоний» Василия Кандинского, написанных в 1914 г. для основателя Chevrolet Motor Company Эдвина Кэмпбелла (в начале прошлого века русские и американцы не жалели средств на украшение своих апартаментов). Панно одолжил МоМА (нью-йоркский Музей современного искусства), откуда в Париж прибыла и «Бесконечная колонна» Бранкузи – еще одна икона модернизма, которыми полна выставка.

Шедевры в шедевре

Фонд Louis Vuitton открылся в октябре прошлого года. Здание, построенное для него Фрэнком Гери, – самая новая достопримечательность Парижа, выдающееся произведение современной архитектуры.

К «Крику» Мунка, украденному, но найденному спустя три года, особое отношение – приставлена дополнительная охрана. А приглушенный свет усиливает трагизм картины, выставленной на черном фоне. Чувствуется, что к скандинавам кураторы испытывают особую симпатию – целую стену занимают меланхоличные, почти монохромные «портреты души» мало кому известной финско-шведской художницы Хелены Шерфбек, с 1915 по 1944 г. занимавшейся «живописным психоанализом». Столь же неожиданно появление медитативных пейзажей ее соотечественника Аксли Галлена-Каллела, чей талант декоратора в свое время высоко ценил Сергей Дягилев.

Остальные имена на слуху, по ним выстраивается история искусства ХХ в.: рядом с «Шагающим человеком» Джакометти, эскизами Фрэнсиса Бэкона и портретом Отто Дикса висит «Торс в желтой рубашке. Сложное предчувствие» Казимира Малевича. Еще три работы из Русского музея находятся в третьем зале (всего их на нижнем уровне фонда шесть), там не задумываешься, что двигало кураторами при подборе работ, а просто наслаждаешься гармонией черного и белого.

Три иконы супрематизма, черное на белом, квадрат, круг и крест Малевича, а на соседней стене четыре композиции Пита Мондриана, в первую минуту кажущиеся многоугольными окнами Дома Мельникова в Кривоарбатском. Гигантский «Номер 46. Черный, охра и красный на красном» Марка Ротко из Лос-Анджелеса воспринимается как мощный цветовой аккорд. А вот соседство с беспредметными композициями двух сине-зелено-фиолетовых панно с лилиями Клода Моне из музея Мармотан кажется странным, если не знать, что все это сделано, дабы показать, как изживаются остатки фигуративной живописи и торжествует абстракция (подробная брошюра с текстами из каталога все разъясняет).

На том же диссонансе построен следующий зал: контрапунктом к панно Боннара кураторы выбрали пять портретов Мари-Терезы Вальтер, юной возлюбленной Пабло Пикассо. Новый зал и новое настроение: энергичные полотна Леже, среди которых выделяются «Рабочие» из Пушкинского музея (вообще, привезенные из Москвы и Петербурга вещи ничуть не пропадают на общем фоне, если не сказать обратное), и откровенный кич глянцевых красоток Франсиса Пикабия.

«Ключи к страсти» – очередное подтверждение, что главным действующим лицом современных выставок становится не художник, а куратор. По его воле несочетаемые произведения образуют пазл, который не всегда считывается зрителями.

До 6 июля

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать