Статья опубликована в № 3813 от 16.04.2015 под заголовком: Личное освоение модернизма

Выставки Владимира Немухина и Лидии Мастерковой открыли в Московском музее современного искусства

Оба художника – последовательные формалисты
Два зала выставки Немухина заполнены работами – посвящениями другим художникам
А. Гордеев / Ведомости

Владимир Немухин – старейший из художников, которых принято называть нонконформистами. Выставка «Грани формализма», открывшаяся в Московском музее современного искусства (ММСИ), отмечает его 90-летие и является большой ретроспективой и показом новых, специально к этому событию созданных работ.

Лидия Мастеркова на два года моложе Немухина, с которым прожила полтора десятка лет в молодые годы. Она давно уехала во Францию, где и умерла почти десять лет назад. Ее выставка «Лирическая абстракция» значительно меньше немухинской, но очень ей созвучна: они вместе увлеклись нефигуративной живописью и ранние их работы – а поздних на выставке Мастерковой нет – очень похожи. Только у нее талант нежнее, декоративнее, что видно прежде всего в графических работах, где черная тушь расплывается на белой бумаге кружевными пятнами.

Вообще, многие художники, выбравшие в советское время независимую от официальной творческую жизнь, начинали с абстрактных картин. Они были наглядным разрывом с советским живописным каноном, не только с его идеологией, но и с сюжетом. Абстракция казалась и была воплощением творческой свободы. Нельзя сказать, что оба художника оставались полностью верны себе молодым, они развивались, но не менялись, оставаясь последовательными модернистами, не обольщались художественными модами и методами второй половины ХХ в.

Коллекционеры ценят

Выставки Мастерковой и Немухина подготовлены ММСИ совместно с частными фондами – Tsukanov Family Foundation и AVC Charity. Несколько работ предоставлены Третьяковкой и Пушкинским музеем, но большинство – из частных собраний.

Куратор выставки Владимира Немухина Андрей Ерофеев со свойственным ему добросовестным анализом разделил профессиональную жизнь художника на периоды строго формально: абстрактные пейзажи, ассамбляжи, геометрические композиции, работы в стилях других художников в качестве оммажей им. Не слишком много вех на пути длиной в шесть десятков рабочих лет.

На каждом этапе Немухин останавливался надолго, словно хотел освоить все открывшиеся перед ним возможности. На много лет его излюбленным предметом и визиткой стали игральные карты. По одной, парами, пасьянсом они проникали на холсты то главным героем (картина так и могла называться – «Бубновая девятка»), то персонажами второго плана, то как метка авторства. Абстрактные работы и композиции с картами хорошо знакомы зрителям, любящим искусство, но вот опыты последних двух десятков лет, которым отдано несколько залов, удивляют новыми поворотами в творчестве давно уже, казалось бы, сформировавшегося мастера.

Трудно припомнить пример, когда художник в поздние годы делает вещи, посвященные другим художникам. А таких произведений-посвящений Немухин в последние годы сотворил множество, причем самых неожиданных. Серия фарфоровых тарелок, расписанных по-супрематистски с посвящением Казимиру Малевичу и почему-то Алексею Явленскому, эскиз к картине «Валет» Владимир Маяковский», белый объект «Посвящение Владимиру Вейсбергу», черный объект «Посвящение Эль Лисицкому».

Оммажи – памятники современникам Ерофеев объясняет «коллективным монологизмом» советской неофициальной культуры, «где каждый художник считал своим долгом объявить себя основоположником и главным адептом отдельного направления искусства». Но еще кажется, что такие вещи в стиле другого – единственная доступная для Немухина форма разговора с теми, кто ему действительно интересен.

До 31 мая

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать