Стиль жизни
Бесплатный
Ольга Гердт
Статья опубликована в № 3826 от 07.05.2015 под заголовком: Расизму сесть негде

Берлинский фестиваль Theatertreffen вернулся в лоно социальности

На открытии показали спектакль с настоящими беженцами на сцене
Сцена выглядит театрально – но на ней стоят настоящие беженцы
Krafft Angerer

Нынешний фестиваль отличается от предыдущих. И даже не выбором, а настроем. Созданный в Западном Берлине с целью избавить немецкий театр, разделенный стеной, от клаустрофобии, он долго выполнял функцию собирателя земель. В последние годы функция изменилась – «Театральные встречи» стали нормальной витриной лучшего, градус их социальности упал, а от помнивших золотые годы аборигенов стали сыпаться упреки в аморфности и аполитичности. Экспертный совет, состоящий из критиков, как и у нас на «Золотой маске», пожимал плечами и говорил что-нибудь вроде: таков срез сезона.

Срез срезу, конечно, рознь, и дай бы бог нам хоть на десять процентов такой аполитичный театр. Здесь суют нос абсолютно во все, что правительство делает не так, и даже Ибсена ставят как злободневную Эльфриду Елинек – проектом по тексту которой Die Schutzbefohlenen (название отсылает к «Просительницам» Эсхила) открыли нынешний фестиваль, дающий фору всем предыдущим по части политической ангажированности.

Спектакль о беженцах, умирающих в пути или в ожидании решения о приеме, показал на открытии гамбургский театр Thalea. Он сделан режиссером Николасом Штеманном, который, если судить по количеству его визитов на Theatertreffen (семь), входит в обойму актуальных. Текст Эльфриды Елинек актеры растаскивают на смешные и гневные реплики, разыгрывают его как стендап-монологи, а то вдруг зачитывают хором, как в древнегреческой трагедии.

Все ждут Касторфа

Один из самых ожидаемых проектов – Baal Франка Касторфа. Не только потому, что спектакль, которым завершат фестиваль, фонд Бертольда Брехта потребовал снять с репертуара мюнхенского Residenztheater, едва он появился в январе этого года. Но еще и потому, что его проект может стать самой мощной из версий «современного Апокалипсиса» в программе.

Но главное слово в «лучшем проекте немецкоязычного театра» (а именно такие собраны на фестивале) принадлежит тем, кто по-немецки почти или вообще не говорит. Это реальные беженцы, которых режиссер набирает в каждом городе заново. Набирает заново по простой причине – они не имеют права перемещаться, пока ждут решения вопроса. Исключения для берлинских гастролей режиссеру удалось добиться для африканских беженцев из церкви St. Pauli в Гамбурге. В Берлине к ним присоединились беженцы с Ораниенплатц, скандальная ситуация вокруг которых длится дольше, чем строится берлинский аэропорт.

Мешающий кабаре с вербатимом, орущий в мегафон на зрителей и систему («Расизму нет места в нашем обществе! Ему негде у нас сесть, поэтому он будет стоять!»), призывающий обсуждать проблему бескомпромиссно и конкретно, проект продолжается и после представления. Похоже, уже давно принявший этот Work in Progress как личный вызов Николас Штеманн поднимается на сцену и приглашает зрителей к дискуссии, которую театр устраивает после каждого спектакля. Через пятнадцать минут за просторными столами на сцене уже сидят окруженные зрителями врачи без границ, актеры, беженцы, представители структур и фондов, сам режиссер – если бы это была мизансцена, она бы выглядела как мозговой штурм экстремальной ситуации и почти отчаянная попытка докричаться.

Но это не была мизансцена. Это и был мозговой штурм и попытка докричаться.

Молодые режиссеры (в среднем 30–35 лет), которых на сей раз на Theatertreffen большинство, оказались чрезвычайно любопытны к темам, которые волнуют их как «пришельцев», на себе ощутивших последствия миграционных процессов. Один из хитов программы – спектакль Common Ground израильтянки Яэл Ронен (Yael Ronen) в берлинском Maxim Gorki Theater – работа режиссера с биографиями актеров, выходцев из Югославии. Игра с жанром роуд-муви (артисты в компании израильтянки и немца путешествуют в прошлое), документальными и воображаемыми свидетельствами – скорее перформанс, чем постановка. Но чтобы почувствовать территорию, на которой молодая режиссура ощущает себя энергичной и компетентной, это самый правильный выбор.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать