Стиль жизни
Бесплатный
Павел Гриншпун
Статья опубликована в № 3840 от 28.05.2015 под заголовком: Кейв неизменный

Ник Кейв позвал фанатов за МКАД

Концерт артиста вызвал аншлаг в Crocus City Hall

Не всякая птица долетит до далекого и шикарного зала Crocus City Hall, но очередной концерт любимца столичной богемы и истинных меломанов всех поколений и любимого музыканта мальчика Бананана из «Ассы» пропустить было невозможно. Перед залом возрастные фанаты австралийского гения макабра обменивались рассказами и впечатлениями о его прошлых визитах, ностальгировали и травили байки. Надо прямо заметить, далеко не все поклонники 57-летнего артиста смогли сохраниться так же, как фронтмен Bad Seeds, с другой стороны, хорошо, что не повторили судьбу героев многих его песен и еще живы.

Как всегда худой, затянутый в узкий костюм темного цвета и рубаху с глубоким вырезом, элегантный как рояль, за которым он провел половину вечера, Ник Кейв не стал размениваться на хиты, а сразу врезал старые вещи Bad Seeds, тем более что для публики именно это и надо было. На втором треке, знаменитой The Weeping Song, которую в оригинале он исполнял с лидером великой индастриал-группы Einsturzende Neubauten и бывшим согруппником Бликсой Баргельдом, публика партера вскочила со своих мягких кресел и рванула к сцене. Ник только этого и ждал, выскочил из-за рояля, и началось обычное для него братание с фанатами, хватание рук, прямой контакт, пение глаза в глаза избранным зрителям. Прошедшие вместе с Ником огонь, воду и все рехабы седые строгие мужчины – музыканты Bad Seeds, среди которых выделялся скрипач и гитарист Уоренн Эллис, подкладывали под драматичный сильный баритон Кейва такой густой и плотный звук, хоть ножом разрезай и намазывай. Даже на самом верхнем балконе кресла резонировали басам и барабанам, а не самый маленький зал Crocus был заполнен под самую завязку, так что в бельэтаже вдоль порталов толпились люди. Надо сказать, молодежи в зале тоже было на удивление много.

После каждой коды Кейв внимательно выслушивал, что просят исполнить, но гнул свою линию. Делал долгие вступления в ожидании, что зал угадает, и, отметив, что «близко», заводил долгожданные Into My Arms или The Mercy Seat. Отыграв 15 треков, поблагодарил публику, попрощался – и было ушел, но зал устроил такую овацию, что, вернувшись на бис, исполнил еще шесть вещей, в том числе долгожданную People Ain’t Good, и закончил заглавной песней с последнего альбома Push the Sky Away, на которой пошел в зал, ходил по креслам, фанаты трогали Кейва, а он благосклонно соглашался на селфи.

На выходе растроганная старая гвардия, стоя в туалет, признавалась, что ради такого не грех было съездить за МКАД, после писала проникновенные посты в Facebook о том, как «под его старые вещи в годы нищей студенческой молодости все глаза выплакала и все дешевое вино выпила. Сегодня тоже всплакнула» – или просто выкладывала телефонные видео любимых моментов концерта. Некоторые иронизировали про драматичное нытье на одном аккорде. Но было видно, что все хорошо и все эти годы, проведенные под Ника Кейва, были не зря.