Стиль жизни
Бесплатный
Ольга Гердт
Статья опубликована в № 3853 от 17.06.2015 под заголовком: Ямку вырыл, закопал

В Берлине появились «Ромео и Джульетта» Саши Вальц

Deutsche Oper заполучила одну из лучших постановок знаменитого немецкого хореографа

Премьера случилась как будто внезапно. Пока все ждали, что выдаст новый худрук Staatsballett Начо Дуато, его конкурент Deutsche Oper раз – и выпускает один из хитов мирового репертуара, спектакль Саши Вальц, созданный по заказу парижской Opera Bastille в 2007 г. Берлин получает мало того что чуть ли не лучшую хореографическую премьеру сезона, так еще и настоящую «новорожденную»: впервые драматическую симфонию Гектора Берлиоза «Ромео и Джульетта» танцуют не балетные звезды (как в Париже), а артисты компании «Саша Вальц и гости». Что радует, учитывая, что из-за нехватки финансирования Вальц вынуждена была распустить компанию.

В прологе все кажется несколько странным. Сцена – слишком пустой, хореография – хаотичной, глазу не за что зацепиться: группы рассыпаются, люди разбегаются, и даже хор, упакованный в эффектные платья-конверты, превращающие певцов в отдельные арт-объекты (художник Бернд Скордциг), выбирается из оркестровой ямы не сразу. Но ведь и у Берлиоза не опера – здесь Шекспир не столько играется, сколько комментируется, уже в прологе хор пересказывает и историю, и ее тяжелые моральные последствия. Еще ничего не случилось, а мы уже все знаем. Берлиоз в этом смысле в 1839-м создает форму очень современную, Сашу Вальц как хореографа contemporary dance вполне устраивающую. В современном танце редко иллюстрируют или интерпретируют предмет, чаще его комментируют, вступая в поэтический или аналитический диалог. Возникающий в итоге сценический ландшафт может быть самым неожиданным.

Оперное будущее

В последние годы Саша Вальц все больше работает не только как хореограф, но и как оперный режиссер. Одну из последних ее работ в оперном театре – оперу японского композитора Тошио Хосокава Matsukaze на традиционный сюжет театра но покажут в июле на берлинском фестивале современной музыки Infektion!

Он такой и есть. Самое ошеломляющее в постановке – это собственно пространство (сценографы – Пиа Майер Шривер, Томас Шенк, Саша Вальц). Две плоскости сцены сначала расположены друг над другом, потом раскрываются наподобие книги и наконец превращаются в монументальное надгробие. Эффекты, порожденные этой архитектурой, заставляют оценить визионерские таланты Саши Вальц – дочери художника и архитектора. В адажио на балконе, например, сцена буквально взмывает вверх – от оставшегося внизу Ромео Джульетту как будто забирает само небо. В сцене похорон, когда Джульетту уже положили в ямку, присыпали камушками, после того как все ушли, вдруг откуда-то сверху начинают спускаться к могиле три фигуры с тремя набитыми камнями мешками, расползаясь по белой наклонной стене как три черные кляксы. В финале два засыпанных камнями тела обтекает гигантская массовка, почти сотня человек, состоящая из танцовщиков, хора и трех солистов (меццо-сопрано Роннита Миллер, тенор Томас Блонделле и бас Николас Гурьял – тут протагонисты и модераторы, связывающие партитуру и действие).

И еще в берлинской версии есть потрясающая Джульетта – Zaratiana Randrianantenaina (перевести на русский ее фамилию нереально), – может быть, одна из лучших Джульетт вообще. В абстрактных композициях Вальц востребованы ее техника и невероятная выносливость, но драматического дара, как и сумасшедшей женской харизмы, не разглядеть. Тут она – трогательная, сильная и очень современная – не та Джульетта, что становится жертвой рока и клановой вражды, а та, что решает все сама. В полном согласии с видением хореографа, которая в интервью шутит, что, «будь у героев возможность послать друг другу sms, ничего ужасного не произошло бы».

Надежда, которая умирает в этой постановке последней, не делает финал менее трагичным. Напротив. Она очнулась, он еще не умер, и оба радуются, пытаясь повторить адажио, что танцевали на балконе, – кажется, у них еще есть шанс. И только когда Ромео слабеет, оседает на тех самых камнях, из которых только что Джульетту выкапывал, а маленькая феминистка не верит и мутузит, тянет из могилы за лацканы пиджака его мертвое тело, пинает ногой его руку – как тогда на балконе, когда с ним заигрывала, понимаешь, что трагическая развязка – всего лишь вопрос времени и этих двоих не спасли бы никакие sms.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more