Стиль жизни
Бесплатный
Павел Гриншпун
Статья опубликована в № 3861 от 29.06.2015 под заголовком: Чайная партия

Британские музыканты сыграли в Москве на фестивале Ahmad Tea

Его главным сюжетом стало воссоединение группы The Libertines

В этом году к музыкальной добавили и литературную часть, в которой приняли участие отечественные литераторы в диапазоне от Татьяны Толстой до Веры Полозковой и далеко не последние британские авторы. Но основным магнитом фестиваля, как и в прошлые годы, стал британский музыкальный десант. Несмотря на все санкции (а участников было вполовину меньше, чем обычно), в этом году радовать продвинутую публику прилетели сами The Libertines – воссоединившаяся пару лет назад группа Пита Доэрти и Карла Барата, главных скандалистов и бузотеров британского инди-рока начала века.

Но до них еще надо было помокнуть и выпить не один стаканчик чая. Первым на сцену вышел молодой электронщик Уильям Дойл, выступающий под псевдонимом East India Youth. Рыжий, веснушчатый типичный британец в узком синем костюме, походящий скорее на банковского клерка, чем на деятеля синти-попа и эмбиента, выдал мощный и элегантный сет. Дойл пел чистым высоким голосом, крутил ручки на своем агрегате, терзал бас-гитару. К сожалению, к его выступлению собрались только реальные фанаты и ранние гости. А послушать его стоило, тем более что прямиком из Москвы он отправился на главный британский фестиваль в Гластонбери, где выступают только самые лучшие.

Лишение свободы

Группа The Libertines – синоним слогана «Секс, наркотики, рок-н-ролл». Когда в 2003 г. группа без Пита Доэрти отправилась на гастроли в Японию, Пит залез в квартиру своего одногруппника Карла Барата, вынес оттуда ценные вещи и деньги, которые ему были нужны на наркотики, за что загремел в тюрьму на шесть месяцев, из которых отсидел два. На выходе его ждал Карл.

Следом за ним сцену оккупировало ливерпульское трио The Wombats. Любимцы британского музыкального таблоида NME сразу взяли быка за рога, начав с радиохита Your Body Is A Weapon. Окрестности «Музеона» и ЦДХ резонировали сильному басу, характерному голосу и общей энергичной подаче ливерпульских вомбатов. Кудрявый вокалист Мэтью Мерфи недаром дал своей группе такое название, благодаря полноватой медвежьей грации и своей манере держаться на сцене он запросто стал бы своим у австралийских сумчатых, оставшиеся двое участников тоже были ему под стать. Но не о какой медвежьей лени речи не шло. Как раз немного распогодилось, и молодежь у сцены и публика посолиднее пустились в пляс под танцевальные хиты The Wombats. Закончив боевиком Techno Fan, раскрученным рекламой EasyJet, Мерфи прокричал, что счастлив разогревать The Libertines здесь в Москве, и оставил им сцену. Но ждать героев светской и криминальной хроники нулевых годов пришлось долго. Серое небо потемнело, пошел сильный дождь. Именно в этот момент закадычные друзья-недруги Барат и Доэрти вышли к своим промокшим фанатам. Начало их сета было просто комичным, в публике шутили, что это группа «Чайф» загримировалась под The Libertines. Жидкий саунд, нечетко сыгранные соло, вялые коды кумиров десятилетней давности убеждали в том, что лучше им было не воссоединяться. Сольные проекты Доэрти Babyshambles и Барата Dirty Pretty Things звучат не в пример бодрее и лиричнее. Но ожидавшим их реюниона 10 с лишним лет все было по барабану. Кстати, именно барабанщик Гари Пауэлл звучал достойнее всех в этом жалком ансамбле позеров. Он четко держал ритм, а когда музыканты до биса ушли со сцены – устроил свое маленькое шоу, выйдя полуголым к микрофону и зычно проорав про Москву, показал забавную змейку руками. Бис, конечно, был, и это были главные хиты лондонских анфан-терриблей, под которые насквозь мокрые фанаты наконец-то запрыгали. Но разочарования от бессмысленного реюниона было не сдержать.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать