Статья опубликована в № 3862 от 30.06.2015 под заголовком: Медведь тоже человек

Голливуд защитил гражданские права плюшевых медведей

Комедия «Третий лишний 2» (на самом деле Ted 2) неожиданно оказалась самым актуальным фильмом сезона

Комедия Сета Макфарлейна – лучший комментарий к легализации однополых браков на всей территории США. Искусство должно идти дальше жизни, поэтому «Тед 2» берет новые высоты толерантности и защищает гражданские права плюшевых медведей, в частности право на брак и усыновление.

В первой серии медвежонок с дурными манерами мешал своему другу Джону (Марк Уолберг) остепениться и завести семью. В «Теде 2» плюшевый герой успешно социализируется сам – получает работу в супермаркете и женится на кассирше и бывшей наркоманке Тэми-Линн (Джессика Барт), обрекая Джона коротать одинокие холостяцкие вечера за просмотром порнографии (шутка про черные члены, выскакивающие в ответ на любой запрос в поисковике, проходит сквозь фильм, так сказать, красной нитью). Теперь у Теда все как у людей – в том числе семейные скандалы с битьем посуды. Чтобы сохранить брак, медведь и Тэми-Линн решают завести ребенка, и тут начинаются проблемы.

Отсутствие первичных половых признаков никогда не мешало сексуальной жизни Теда, но с зачатием дело обстоит сложнее. История с искусственным оплодотворением дает режиссеру массу поводов для шуток в духе братьев Фаррелли (попытка «подоить» знаменитого футболиста; Марк Уолберг, облитый донорской спермой с ног до головы; и т. д.). Но для отстаивания гражданской позиции больше подходит сюжет усыновления: решив пойти этим путем, Тед и Тэми-Линн сталкиваются не просто с отказом, но с вопиющей дискриминацией – государство не признает Теда человеком. Со всеми вытекающими последствиями – от увольнения из супермаркета до расторжения брака.

Бонус-Нисон

В фильме есть загадочный вставной эпизод с участием Лиама Нисона, герой которого покупает в супермаркете детские хлопья и долго расспрашивает медведя-кассира, законно ли это. Чтобы узнать, чем разрешится эта шутка, надо дождаться окончания финальных титров.

Если в первом «Теде» Сет Макфарлейн оживлял непристойностью романтическую комедию, то во втором замахнулся фаллоимитатором на другой популярный американский жанр – судебную драму, которую тоже здорово освежают шутки ниже пояса. Главное, что Макфарлейн хорошо чувствует баланс: чем больше в фильме гражданского пафоса – тем больше должно быть сортирного и неполиткорректного юмора. Набираешь в поисковике «защита прав человека» – получаешь «возможно, вы искали черные члены?» И нельзя сказать, что это неправильный ответ. Право взрослых, сознательных людей (независимо от пола или цвета кожи) вступать в интимные отношения на условиях добровольности и если это никому не вредит – действительно одно из фундаментальных, поэтому после признания этого факта Верховным судом США масса гетеросексуальных пользователей Facebook во всем мире в знак солидарности окрасили свои аватарки радужными фильтрами.

Теперь плюшевый похабник Тед олицетворяет уже не инфантилизм и асоциальность, а любое пораженное в правах меньшинство – и его защита в суде закономерно строится на аналогии с признанием людьми чернокожих.

Хотя инфантилизм с асоциальностью никуда не делись: одна из любимых забав Теда и Джона – напиться, залезть на крышу и кидаться яблоками в бегунов и велосипедистов. Их адвокатша (Аманда Сейфрид) любит накуриться прямо в кабинете, чем сразу располагает к себе подзащитных. Но у нее есть существенный недостаток – полная безграмотность в сфере поп-культуры. Которая для Теда и Джона, предпочитающих накуриться у телевизора, – попросту дом родной. А девушка, угробившая несколько лет на изучение юриспруденции, не знает, кто такой Сэмюэль Л. Джексон, путает персонажей «Звездных войн» и «Звездного пути» и не обижается на шутку, что похожа на Голлума, пока не сталкивается с ним на фестивале Comic-Con, где разыгрывается кульминационная драка с участием черепашек-ниндзя, Дарта Вейдера, Человека-паука и прочих героев историй в картинках.

Между тем даже почтенный судья знает, что нет лучшего способа урезонить и уязвить плюшевого медведя, чем сказать ему, что он ведет себя не как человек, а как Джастин Бибер.