Статья опубликована в № 3873 от 15.07.2015 под заголовком: Подхватить флюксус

В Берлине вспомнили скандальный перформанс 1960-х Карлхайнца Штокхаузена

Исполнение Originale стало главным событием фестиваля Infektion!

Восемнадцать сцен кельнской (1961) и нью-йоркской (1964) версий Originale рассматривались как равноправные события и монтировались спонтанно, по жребию. Запись нью-йоркского перформанса показали, собрав вокруг кинодокумента целую акцию-рефлексию – с докладами и воспоминаниями. И в библиотеку не ходи – фестиваль суммировал всю информацию о принципиальнейшем событии, устранившем барьер между зрителями и актерами, смешавшем людей с улицы и профессионалов, электронное звучание уравнявшее с живым, а бытовые ритуалы вроде заваривания чая или обливания холодной водой – с театрализованными действиями.

Новый перформанс в зале Werkstatt рядом с Шиллер-театром, за который отвечал режиссер Георг Шютки, использовал все семь структур старого, но сцены наполнил другим содержанием и местными персонажами.

С берлинской Pariser Platz пришел шарманщик. Уличных музыкантов изобразили реальные борцы за права беженцев из Кройцберга – с дредами, брейком и рэп-манифестами. В роли «Актрисы номер 5» появилась восхитительная Ирм Херманн – звезда Райнера Вернера Фассбиндера. Режиссера сыграл сам Шютки. А функцию «Обезьяны из Кельнского зоопарка» (был такой персонаж у Штокхаузена) выполнил робот, собранный в Свободном университете Берлина. Улица и сцена, механика и органика, заурядное и особенное – все, как и было задумано 50 лет назад, сосуществовало наряду с электроакустической композицией «Контакты» как равноправные и взаимозаменяемые элементы «музыкального театра Штокхаузена». Щебет Ирм Херманн «Ах, я сегодня открывала выставку в Мартин Гропиус» значил тут не меньше и не больше, чем грандиозные соло Ни Фан на ударных или фортепианная эксцентрика пианиста Адриана Хегера, – все события звуковой вселенной, как и настаивало флюксус-движение 60-х, равны.

Но все, что было скандально и революционно в 1960-х, сегодня не так легко актуализировать: такую бомбу, как Originale, можно было подложить музыкальному театру только раз. Новая версия, о которой можно сказать разве что very nice, похожа на взрывное устройство не больше, чем пикник на хеппенинг. Но ради Штокхаузена, который все же доминировал в новой версии, собраться стоило. Где еще услышишь?

Берлин

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать