Стиль жизни
Бесплатный
Ольга Кабанова
Статья опубликована в № 3888 от 05.08.2015 под заголовком: Утопии для Антарктиды

Выставка «Антарктида. История. Антарктопия» представляет нежилой материк в фотографиях и архитектурных фантазиях

Большинство представленных проектов совершенно утопичны

В «Мультимедиа арт музее» повторение фантазийной Antarctopia дополнили выставкой репортажной фотографии с «белого континента». На череде высокопрофессиональных снимков он выглядит, как и представляется, белым безмолвием, редко населенным бородатыми суперменами и пузатыми пингвинами. Здесь не заметишь никаких ужасов и проблем, связанных с переживанием холода, двухмесячным отсутствием солнечного света и оторванности от дома, упомянутых в статьях книги-каталога. Разве что тракторы, более уместные во ржи, чем во льдах, снижают пафос пейзажей. Но все равно историческую-фотографическую часть выставки «Антарктида. История. Антарктопия» можно так же, как и архитектурную, считать романтически-утопической.

«Мак полярный»

Отвечая на вопрос, какой из проектов ему ближе, Александр Пономарев вдохновенно перечисляет все. Но первым называет антарктическую оранжерею в форме снежинки «Мак полярный», придуманную Алексеем Козырем и Ильей Бабаком.

Большинство проектов для выставки на биеннале сделали наши архитекторы, теперь маститые, успешные, состоявшиеся, а в молодости получавшие призы на концептуальных архитектурных конкурсах, т. е. «бумажники». Поэтому и решения у них красивые, поэтичные или ироничные, но обязательно вызывающе непрактичные. Юрий Аввакумов показал придуманную совместно с Михаилом Беловым уже в 1987 г. конструктивистскую лестницу, в основании и в завершении которой лежат два зеркала, отражающие саму лестницу. Называется «Полярная ось». Александр Бродский выразился, как всегда, максимально «не от мира сего». Решил, что Антарктида – идеальное место для игры в шахматы, и спроектировал простейший, проще, чем его же водочный, ледяной павильон для этого занятия. «Идеальный мир – философия камуфляжа» – название сложносочиненного проекта Сергея Скуратова, предлагающего соорудить идеальный остров-айсберг, как сказано в пояснении: «метафору кочевого существования в эпоху растерянности». То есть что ни проект, то стихотворение в макете.

Удивляться нечему, возвышенный тон задал участникам выставки Александр Пономарев, не только вечный моряк и большой художник, но еще и поэт. Идеальную Антарктиду он видит как поселение ученых и художников с большой буквы. «Да, Утопия. Точнее, Антарктопия. Но придумывать, строить Утопии и потом в них жить – это и есть моя профессия», – декларирует Пономарев, предлагающий организовать в Антарктиде биеннале, так как там остро не хватает современного искусства.

Однако не все участники выставки попали под чары Пономарева, некоторые зарубежные устояли. Студия Захи Хадид показала вполне продуманный, учитывающий реальные обстоятельства проект «Трансформирующегося антарктического научно-исследовательского центра». Хью Бортон представил проект станции «Жизнь в морозильнике», где учтены все проблемы проживающих в Антарктиде. «Проектирование начинается с простых вопросов: как вы просыпаетесь? Что чувствуете под ногами, когда встаете с постели? Как защитить индивидуальность при сохранении общности?» – учит Бортон. И эти простые слова кажутся высшей поэзией, а тот факт, что проектировщик учитывает естественные потребности человека с маленькой буквы, способного спятить от долгой ночи, вечной мерзлоты и общения с коллегами, воспринимается воплощенной утопией. При этом «Жизнь в морозильнике» состоит из цепи вагончиков на сваях и напоминает классическое произведение английских «бумажников»-шестидесятников – группы Archigram. Ее участники придумали невозможные «шагающие города», состоящие из жилищ-коконов, заряжающихся от электричества и кочующих на ногах-подпорках от розетки к розетке. Английская ироническая фантазия, кажется, оказалась ближе к осуществлению, чем полная пафоса поэтическая русская утопия.

До 6 сентября

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать