Стиль жизни
Бесплатный
Дмитрий Савельев
Статья опубликована в № 3892 от 11.08.2015 под заголовком: Эпидемия реинкарнаций

Выборгский кинофестиваль «Окно в Европу» поразила эпидемия реинкарнаций

Программа полнится фильмами, снятыми в надежде повторить успехи российского кино прошлых лет

Двадцать третий фестиваль «Окно в Европу», одолевший уже половину сокращенной в этом году дистанции между торжественным открытием в кинотеатре «Выборг-палас» и раздачей призов в Выборгском замке, не спешит выбрасывать на стол козыри. Большинство фильмов, показанных за три с половиной фестивальных дня, на козырные карты не очень-то похожи и на соискателей главных наград, соответственно, тоже.

«Встреча на Эльбе» в режиссерской версии Мирры Тодоровской не одарила выборжан встречей с реинкарнацией авторского мира Петра Тодоровского, которому этот фильм обязан своим рождением. У военной истории о событиях солдатской жизни времен братания с союзниками шансы на зрительский успех, к сожалению, не более радужные, чем ближайшие перспективы российско-американских отношений. По мне, однако, человеческий посыл «Встречи», не отменяя ее художественную скромность, сам по себе представляет ценность и противоядие от чумы, которой охотно заразились массы, поверив в придуманное для них сжимающееся кольцо врагов.

Одного окна мало

На все события в Выборге успеть невозможно. Почти одновременно с творческим вечером Евгения Евтушенко проводит мастер-класс Гарри Бардин, а Александр Прошкин представляет свой конкурсный фильм «Охрана».

«Ленфильм» после паузы, вызванной необходимостью набрать в легкие воздуха и подтянуть государственные средства, тоже выступил со своего рода реинкарнацией одного из самых известных фильмов ранних 80-х «Влюблен по собственному желанию». Когда-то автор этой комедийной мелодрамы Сергей Микаэлян всерьез помышлял о сиквеле и даже, говорят, обращался по такому поводу к исполнителю главной роли Олегу Янковскому, но союзника в нем не нашел. В силу этой неудачи, а также собственного почтенного возраста режиссер Микаэлян отступился, а «Ленфильм» – нет, но в результате – оступился, выразиться еще нежнее мне совесть не позволяет. Фильм «Развод по собственному желанию» снял оператор Сергей Астахов, один из самых именитых в этой профессии людей, и хорошие портреты, да и визуальная уверенность в целом – вот и все, чем готов похвастать дебют петербуржца Ильи Северова. Судя по «Разводу», режиссер Северов может быть вполне успешен в производстве женских историй выходного дня, но ленфильмовский руководитель Эдуард Пичугин все же несколько погорячился, рекомендуя это кино как законного наследника ленинградской школы. Ничему такому не наследует приблизительная история о том, как рушится подгнивший с разных сторон брак бывшей библиотекарши, а ныне владычицы книжной сети, и бывшего велосипедиста, а ныне какого-то там тренера и вялого подкаблучника. Фильм вызывает недоумение с самого начала, причем в буквальном смысле. Если в названии «Влюблен по собственному желанию» содержался простенький парадокс, превращавший стихийное чувство в работу по заданию, то «Развод по собственному желанию» представляет собой неосмысленную рифму-отсылку к успешному первоисточнику, поскольку развод, как правило, именно так и совершается: наличие желания развестись хотя бы у одной из сторон вряд ли способно удивить.

Не найдется у меня восторженных слов и для фильма «Фин», явившего образец авторского кино в его сверхкачестве (сценарист, режиссер, оператор, продюсер – один за всех Данил Шарыпин). Причина проста: с этим, судя по всему, ренессансно одаренным художником у нас слишком разные представления о прекрасном. То, что ему, скорее всего, видится магмой жизни, свободным дыханием и лишенными косности художественными формами, мне кажется чем-то совсем другим, и развивать эту тему дальше я, пожалуй, не стану.

Лучше перейду к фильму, от которого ценителей «Фина» (верю, есть такие), скорее всего, в ужасе отшатнет как от чего-то напрочь лишенного внешней загадочности и многозначительных намеков на собственные смысловые глубины. При том что и со смыслами тут все в порядке, и с социальной точностью, и с чувством юмора об руку со здоровым чувством опасности, позволяющими автору ни во что не вляпаться при продвижении по таким непростым территориям, как национальный вопрос и соседние с ним вопросы. А в финале – уберечь собственное кино и от сладкой сопли, и от черного мрачняка. Это я вам рассказываю про «Норвега», которого по своему сценарию сняла Алена Званцова. Пожелай она всего лишь воскресить для таинственных авторских целей (опять реинкарнация) 25-летней давности дуэт Евгения Миронова и Дмитрия Марьянова из «Любви» Валерия Тодоровского, смело могла бы поставить себе «зачет», и зрительский зал – не только выборгский – в ее режиссерской «зачетке» радостно расписался бы. Потому что здешний тандем экс-физика из турагентства, придумавшего себе женитьбу на норвежке, а вместо этого вынужденного опекать не поддающихся опеке киргизских гастарбайтерш, и хваткого мента, разом циника, лирика и много кого еще из богатых запасов русской натуры, – этот тандем отменно, а временами убийственно хорош. Будь я на месте жюри – не побоялся бы разделить приз за лучшую мужскую роль надвое («Кинотавр» в июне аналогичный приз вообще четвертовал ради участников мужского ансамбля из фильма «Тряпичный союз» – и ничего), а женский приз тоже не уносил бы далеко и отдал Розе Хайрулиной – даром что роль у той крошечная, не больше самой Розы, но ее талантом и ее непохожестью ни на что вокруг превращенная в бриллиант. Дело, однако, в том, что Миронов с Марьяновым и Хайрулина не исчерпывают собой козырей «Норвега», который сам пока что представляется главным выборгским козырем, и вам, чем читать меня, лучше убедиться в этом самим – в кинозале, не дожидаясь дома показа четырехсерийной версии по «Первому каналу». Но для этого «Норвегу» должен сыскаться заинтересованный прокатчик, а это уже другая история, непростая.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать