Статья опубликована в № 3893 от 12.08.2015 под заголовком: Конкистадор розы

В оперной программе Зальцбургского фестиваля – «Завоевание Мексики» Вольфганга Рима

Однако режиссер Петер Конвичный поставил спектакль об унижениях женщин в наши времена

Мировая премьера оперы Вольфганга Рима состоялась в Гамбурге в 1992 г. Ее первооткрывателями стали дирижер Инго Метцмахер и режиссер Петер Конвичный. Сегодня они же показали зальцбургской публике шокирующее зрелище, которое следовало бы назвать «Жестокие сцены супружеской жизни».

Музыка оперы составлена из простейших ритмических паттернов, неявно отсылающих к этнической мексиканской музыке. Остинатные ритмы пронизывают партитуру от начала до конца: спектакль начинается с тихого барабанного боя, постепенно переходящего в накатывающиеся волны фортиссимо. Однако в спектакле, развернувшемся в сумрачном пространстве Фельзенрайтшуле, речь идет не о завоевании Мексики испанскими конкистадорами. Петер Конвичный, как и его соратник по борьбе с театральной рутиной сценограф Йоханнес Лайакер, озабочены проблемами нашего времени: укоренившейся в людях бытовой жестокостью; отчуждением личности; разрывом коммуникативных связей; моральной глухотой.

Конвичный резко отрицательно относится к мачизму. Дебютируя в свои 70 лет в Зальцбурге, он привычно выступает как адвокат Женщины – именно так, с большой буквы. Опера Вольфганга Рима дает к тому неслабые поводы. Партия Монтесумы написана для драмсопрано и превосходно спета неистовой Ангелой Деноке, во всю мощь проявившей в этой непростой роли свой страстный темперамент. Ее героиню окружает белая дамская гостиная, уставленная мебелью из IKEA, – оазис порядка и гармонии, удерживающий неустойчивое равновесие на свалке отходов цивилизации. Перезрелая училка мечтает о простом женском счастье и ждет ухажера. Переставляет в центр стола вазу с фруктами, нервно перебирает книги на полке, встряхивает ковер с мексиканским узором, стараясь, чтобы бахрома легла ровно. В этих точных деталях весь Конвичный; чувствуется, что он знает партитуру Рима досконально и выстраивает как по нотам сценические смысловые ряды, идеально совпадающие с музыкой.

Тертый тандем

Союз дирижера Инго Метцмахера и режиссера Петера Конвичного сложился не сегодня. Они проработали в Гамбургской опере вместе 11 лет, поставив там с десяток спектаклей, среди которых – легендарные «Воццек» и «Дон Карлос», в которых Конвичный впервые применил принцип интерактивного вовлечения публики в сценическое действие.

Снаружи, за пределами гостиной, простирается мрачный мужской мир. Старые искореженные авто служат трамплинами, лестницами и площадками; по ним карабкается долгожданный кавалер с торжественным букетом алых роз в руках (Кортес – импозантный и убедительный Бу Сковхус). Однако букет роз, поставленный в вазу, не спасает обитательницу гостиной от грубости гостя. «Раненый олень» Фриды Калло, висящий над диваном, меланхолически наблюдает за вечным и неизбывным сексуальным порабощением женщины прямо на первом свидании.

Далее события разворачиваются стремительно; Монтесуму взнуздывают бельевой веревкой, гоняют по комнате на четвереньках, завязывают глаза мужним галстуком. Пиво, распаленная плоть, сладострастный вуайеризм – и, как итог, жестокое групповое изнасилование. Апофеозом абсурда становится сцена родов: из лона женщины появляется не ребенок, но разнообразные гаджеты: планшеты, телефоны, ноутбук с логотипом Apple на крышке. Символическое рождение новой цифровой эпохи на обломках прошлой, автомобильной, проходит успешно. Тщетно Монтесума пытается вырвать из рук окружающих манящие экранчики – люди потеряны друг для друга, процесс необратим. Тогда она сажает на диван рядом с мужем свою копию-куклу, заполненную гелем. И уходит навсегда.

Кортес не сразу замечает подмену; он поглощен компьютерной игрой в «войнушку». Заметив куклу, приходит в бешенство. В ярости отрывает ей ручки-ножки, швыряет об стенку, отрывает голову. Невыносимо фрустрированный, использует по прямому назначению обрубок, опрокидывает стаканчик текилы, слизывает соль с руки и ножом, предназначенным для лимона, медленно вскрывает вену, от запястья до локтя.

Опера заканчивается тихим, бесплотным, очень красивым дуэтом мужчины и женщины. Голоса Монтесумы и Кортеса впервые сливаются в гармоничном двухголосии уже по ту сторону бытия. Свободные от страсти, жестокости и агрессивного стремления порабощать, завоеватель и побежденная являют идеальную пару, которую им не удалось составить в реальной жизни.

Инго Метцмахер искусно нашел баланс между двумя полюсами выразительности: архаичными стихийными силами ритма и бесконечной, истаивающей нежностью, совершенным воплощением которой стал финальный дуэт. В его подаче музыка оказалась больше, глубже и значительней театра; и, что уж говорить, шестая опера Рима в линейке его оперных опусов – едва ли не лучшая по музыке.

Зальцбург

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать