Стиль жизни
Бесплатный
Кристина Москаленко

Ателье на Сэвил-Роу переживают второе рождение

Причиной тому – опыт старых и интерес молодых британцев

Совладелец ателье Richard Anderson Брайан Лишак попал из Хэмпстеда на Сэвил-Роу в 1956 году, когда ему было 15, провел тут всю жизнь и даже теперь, достигнув пенсионного возраста, оставлять любимое дело не собирается. «Это ателье я открыл в 2001 году вместе с коллегой Ричардом Андерсоном, которого знаю 33 года, – начинает рассказывать Брайан, подводя меня к бежевому дивану в бордовую полоску (этот диван меня еще удивит). – На Сэвил-Роу я почти всех знаю, я тут долгожитель, хотя попал сюда случайно. Мой отец был женским портным, а мне нравилось, как ткут ткани, я знал, откуда их привозят, как сделать, чтобы ткань не мялась. Я мечтал работать в текстильной лаборатории Marks & Spencer. Но родители не поддержали: им хотелось, чтобы сын, как у всех, стал врачом или адвокатом». 

Однако Брайан все равно пошел изучать технологию текстильной промышленности в колледж розничной торговли, который в 1986 году был реформирован и стал частью London College of Communication. Экзамены Брайан сдал прекрасно, и его порекомендовали в университет. «Отправив документы в университет Лидса, я уселся ждать, – Брайан разводит руками, – но родители намекнули, что не стоит терять лето без дела, и я нашел в газете объявление о работе в Huntsman. Это было лучшее ателье! Основанное в 1849 году, оно шило для Эдуарда VII и королевы Виктории, Сесила Битона, Лоуренса Оливье, Билла Бласса, работали сотни людей. Меня долго допрашивали на собеседовании, но в итоге взяли помощником закройщика рубашек. Когда из университета пришел положительный ответ, я, к отвращению родителей, остался в Huntsman. Сами подумайте! Всего за одно лето я обнаружил в себе страсть к продажам (мне доверили продавать галстуки и прочую мелочевку), стал помощником тогдашнего владельца Роберта Пакера, который купил компанию в 1930-е и сделал ей имя, и даже отправился в восьмидневное путешествие на корабле в США! Роберт Пакер теперь легенда Сэвил-Роу, был очень креативным. Он забывал, что куда положил, и все время просил меня что-то найти. В итоге я начал закупать нитки, ножницы и прочие нужные ему вещи пачками, раскладывал их по ателье, и, когда он просил найти ножницы, я просто брал их из своего тайника. Может быть, поэтому я сделал карьеру так быстро! Учитывая, что тогда все было очень формально, совсем как в книгах Диккенса, все обращались друг к другу «мистер» и только меня он называл Брайаном, клиенты быстро начали мне доверять. Вообще, у него я научился огромному количеству вещей, в том числе любить качество и людей, ведь главное в нашем бизнесе – отношения с клиентами. У меня есть заказчик из Сан-Фанциско, ему 92. Мы работаем с 1957 года».

Когда в 1956-м Брайан впервые отправился в США, где жили 30% клиентов ателье, он «чувствовал себя моллюском, который присосался к кораблю и поплыл в увлекательное плавание». В США ему доверили снимать мерки (до 19 штук) и фотографировать клиентов. По сей день сохранилась практика, когда представители ателье с Сэвил-Роу по 3-4 раза в год приезжают в крупные города по всему миру для разной стадии примерок. «Портной не просто шьет красивые вещи, он шьет вещи так, что клиенты выглядят в них лучше, чем на самом деле, – говорит Брайан. – Большинство людей хотят выглядеть высокими и стройными, но большинство людей не высокие и не стройные, несмотря на весь этот фитнес. У кого-то одно плечо ниже другого, у кого-то ноги непропорциональны. Наша работа – запечатлеть это на фото, проанализировать и с помощью кроя одежды приблизить облик человека к высоте и стройности, насколько это возможно. Важно так же правильно подобрать ткань, которая соответствует образу жизни заказчика. Поэтому пошив костюма может занять даже полгода. Очень важно при этом, чтобы в итоге всех этих примерок ткань и выкройка совпадали на 100%, потому что мы храним выкройки в архиве до 10 лет на случай, если клиент придет снова. Кстати, нет никакого стиля Cэвил-Роу. У каждого портного свой стиль».

Четырнадцать лет назад, когда владелец Huntsman сменился, Брайан с Ричардом покинули ателье и начали работать в паре: Ричард кроил у себя в гараже, Брайан арендовал рабочее место позади ателье, где мы беседуем. «Удивительно, но многие старые клиенты сами нашли нас, – рассказывает Брайан. – Мы не были активны в интернете, и люди просто расспрашивали вокруг, некоторые звонили производителям тканей, чтобы узнать, где мы. Я же говорил, что наш бизнес основан на личных отношениях! Теперь это были новые клиенты новой компании Richard Anderson: все выкройки пришлось делать заново. Но уже через четыре месяца мы сняли этот магазин».

Ателье напоминало джентльменский клуб: темная отделка, дерево, в дальних помещениях происходит неясное. В Richard Anderson придумали вынести стол для закройки вперед, чтобы люди могли смотреть, как делают их одежду, решили сделать все вокруг легче и «моложе» и даже «изобрели» твид с «радикальным» цветовым решением: переплетение ярких бордовых полос на фоне бежевого. Диван, на котором мы сидим, обтянут как раз этим «революционным» твидом.

«Также мы начали искать новые ткани, которые тут никто никогда не видел, – Брайан терпеливо ждет, пока я перестану шутить насчет революционности твида с бордовыми полосками: для Сэвил-Роу – это действительно было прорывом. – Мы нашли в Великобритании ферму, где разводят альпаку и делают ткань. Из нее мы сшили пиджак для обеда и накидку на пальто яркого оранжевого цвета. Это была реклама, но она сработала. Или вот этот пиджак – японский деним. Чем он примечателен? Его ткут на машинах, на которых джинсовую материю делали в Ниме, во Франции! Когда деним стал в США популярен, мануфактуру во Франции забросили, а недавно японцы нашли, выкупили и отвезли эти старинные машины в Японию. У нас множество таких историй, и мы постоянно выпускаем каталоги с новыми тканями и историями производителей. Всего у нас около 5000 тканей».

Сегодня Сэвил-Роу переживает второе рождение, потому после европейского финансового кризиса, который поразил Великобританию в 2008-м, все больше молодых британцев выбирают портновское или какое-то иное ремесло, а не работу в сфере недвижимости или финансов. И как раз на Сэвил-Роу их ждут уникальные учителя.

«У нас работают портные, давно перешагнувшие пенсионный возраст, – говорит Брайан. – Пабло, итальянец, начал помогать отцу в пять и не просто любит свое дело, а не знает, чем еще ему заниматься в жизни. Шить – его любимое занятие, и он до сих пор работает: учит тех, кто приходит к нам на практику. Надо понимать, однако, что никто не приходит на Сэвил-Роу делать миллионы. Да, здесь учились Стелла Маккартни и Александр Маккуин. Да, цены здесь не низкие, но наше производство требует столько интенсивного ручного труда, что прибыль в итоге не такая уж большая. К тому же мы очень ограничены в количестве костюмов, которые можем сшить, это все штучный товар высочайшего качества. Все, кто тут работает, просто любят это дело. Когда я начинал, за всеми этими окнами, которые теперь офисные, были маленькие мастерские портных. Это были ремесленники, шившие одежду и ничего не смыслившие в бизнесе. Не надо думать, что здесь всегда были только большие магазины. Это была традиционная ремесленная улица, больших магазинов было 3-4, но потом они стали вытеснять мелких ребят. Я же с первого дня настроился на то, чтобы изучить все аспекты этого бизнеса, и в итоге это помогло нам продолжать заниматься тем, что мы любим. Потому что, знаете, что самое сложное? Не достичь высочайшего качества пошива, а поддерживать его постоянно. Люди склонны лениться, отдаваться во власть привычек, но лично мне никто не может сказать, что что-то занимает три часа, когда я сам отлично справляюсь за 30 минут. Это сложный бизнес, но в итоге и для меня, и моих работников делать что-то хорошо и красиво – это гордость. Это дает нам огромное удовлетворение».

Не так давно Richard Anderson выкупил соседний бизнес, так как владельцы ушли на пенсию и хотели передать клиентов в надежные руки. В архивах Брайан нашел счет 1903 года. Тогда костюм на Сэвил-Роу стоил 12 фунтов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать