Стиль жизни
Бесплатный
Анна Галайда
Статья опубликована в № 3926 от 28.09.2015 под заголовком: Кризис-гала

Балетный проект Kremlin Gala стал жертвой кризиса

Программа обескураживала еще до концерта

За предыдущие пять лет публика Kremlin Gala привыкла выходить из стен Кремля, обсуждая, кто из балерин более убедителен в дуэте из «Онегина» – носительница авторского хореографического стиля Алисия Аматриан или наша Ольга Смирнова, что больше удается Наталье Осиповой и Ивану Васильеву – па-де-де из «Дон Кихота» или адажио из «Собора Парижской Богоматери» и кто из хореографов более радикален – Эдуард Локк или Леон-Лайтфут.

Программа нынешнего, шестого ежегодного гала обескуражила еще до концерта: вместо признанных мировых звезд – посланцы Бостона и Токио-балета, мировая премьера – от Аллы Сигаловой, а в большинстве номеров – солисты из подведомственного режиссеру вечера Сергею Филину Большого театра, прекрасные, но вполне доступные в режиме репертуарных спектаклей.

Все это вовсе не обещало концерту провала при тщательно продуманной программе: московские премьеры – желанные гости лучших сцен мира, порой способные преобразить хореографическую чепуху в откровения, а представители второстепенных компаний иногда могут затмить легенды, демонстрируя, что в век YouTube артисты мирового класса могут вырасти и в провинции.

Это и подтвердили представители Берлинского штаатсбалета Сорая Бруно, Михаэль Банцхав и Михаил Канискин, показавшие остроумное па-де-труа Ицика Галили «Диван», мужской дуэт из которого наверняка лишил покоя присутствовавших в зале депутатов Госдумы, но был восторженно принят остальными зрителями.

Европа просыпается

В один вечер с московским Kremlin Gala состоялось одно из самых ожидаемых событий балетного сезона – «Спящая красавица» в «Ла Скала». Бриллиант русского балетного репертуара в миланском театре поставил Алексей Ратманский по гарвардским записям Николая Сергеева. Аврору станцевала Светлана Захарова. Дирижировал Владимир Федосеев.

Открывавший второе отделение «Диван» пробудил от спячки, которой сковала публику под занавес первой части патриотичная премьера – «Баллада» Аллы Сигаловой. В разношерстной композиции для трех пар, соединившей музыку Беньямина Юсупова, Рахманинова и песню из кинофильма «Офицеры», органичными удалось выглядеть только Анастасии Меськовой и Денису Савину, который умеет придать смысл любой хореографии – даже водянистому набору штампов от Ивана Васильева, который недавно решил дебютировать в качестве хореографа. Выход самого любимца московской (и не только) публики заставляет думать о кризисе в его карьере: Васильев явно чувствует необходимость в расширении амплуа и репертуара. Однако псевдофокинская «Шехеразада» дала ему повод лишь еще раз продемонстрировать свой фантастический прыжок, буйную шевелюру и красавицу-жену Марию Виноградову, но не новые актерские или пластические краски. Для балерины, не обладающей ни открытым темпераментом, ни модерновой пряностью движений, это адажио тоже оказалось странным выбором – так же как и фрагмент из печально знаменитого «Последнего танго» Вячеслава Гордеева. При том что в ее репертуаре есть такая первоклассная хореография, как «Легенда о любви» Григоровича, высвечивающая и красоту линий балерины, и отвагу в сложнейших поддержках, и лирическую незамутненную чистоту.

Жертвой репертуара пала и другая юная звезда Большого театра – Ольга Смирнова. В дуэте с Семеном Чудиным она была заявлена в редко исполняемом в концертах фрагменте «Теней» из «Баядерки», которые на сегодняшнем этапе можно считать эмблемой ее творчества. Но па-де-де оказалось обрубленным – в нем не было не только вставной вариации Солора, но и соло Никии с шарфом, отчего между требующей возмездия небес баядеркой и ее слабохарактерным возлюбленным противостояния не вышло, хотя кода с диагональю шене через весь аэродром сцены Кремлевского дворца и стремительным отскоком в арабеске вышла достойной вагановского учебника классического танца.

Итальянец Роберто Болле, представляющий American Ballet Theatre и «Ла Скала», выбрал для выступления заезженный фрагмент «Арлезианки» Ролана Пети (после гениального исполнения Манюэля Легри танцевать в Москве это никому не рекомендуется) и номер Массимилиано Вольпини «Прототип», где его видеообраз лишь множит живую красоту танцовщика-модели. Сложно было ожидать откровения в великом «Болеро» Бежара от просто надежного солиста Жюльен Фавро, с которым ради 10-минутного номера в Москву был рекрутирован весь Ballet Bejart Lausanne.

На этом фоне «Лебедь» Ульяны Лопаткиной, неизменной в своей бескомпромиссной ответственности и перфекционизме, приобрел совершенно новаторское звучание. Он и был удостоен самой громкой овации.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать