Стиль жизни
Бесплатный
Ольга Гердт
Статья опубликована в № 3932 от 06.10.2015 под заголовком: Ухнули

В театре Пины Бауш поставили «Новые пьесы 2015»

Это первая после смерти легендарной основательницы премьера в Tanztheater Wuppertal

Танцтеатр в Вуппертале хореограф Пина Бауш создала в 1974 г. В 2009-м, когда она внезапно ушла из жизни, он был уже не просто легендой, а национальным достоянием. Бауш не промахивалась – ни одного провала за 35 лет, ни одного скандала, не считая самых первых постановок, бесивших публику так, что они, чертыхаясь, покидали зрительный зал. Теперь, когда Бауш – культ мирового масштаба, интерес к ее постановкам только увеличился: запросов на перенос спектаклей Бауш от разных театров мира в Фонд имени Бауш хоть отбавляй. Фонд, правда, говорят, не торопится раздавать спектакли. Созданные в результате весьма специфичного творческого процесса, они накрепко привязаны к носителям театрального текста – к собственно танцовщикам, которых в случае Пины Бауш можно считать полноценными соавторами.

Эта привязка к наследию гарантирует театру жизнь вечную, она же тормозит его в развитии – осиротевшие после ухода лидера артисты шесть лет не танцевали ничего нового, премьер в театре с 2009-го не было. В год 75-летнего юбилея хореографа театр вдруг решился на рискованный шаг – премьеру.

Методом вопросов

После смерти Пины Бауш в 2009 г. никто не сомневался, что ее спектакли надо сохранить. Но почти сразу стало понятно и другое: помешать процессу консервации спектаклей Бауш может сам метод, которым они созданы, – большинство проектов возникли из импровизаций танцовщиков, которым Пина Бауш в процессе работы над той или иной темой задавала вопросы – редко прямые, чтобы не получить поверхностные ответы. Этот метод общения – ноу-хау Пины Бауш и созданного ею танцтеатра.

Технология изготовления проекта максимально приближена к «методу Пины». Что это за метод такой, четверка приглашенных хореографов демонстрирует наглядно: творческая кухня у них и есть место действия – как, собственно, театр с его репетиционными буднями, иллюзиями и экстримом и как танцплощадка, где люди встречаются и общаются. Все три вещи напомнят «Двор контактов» Пины Бауш, с которым в театральный мир пришли ее коллажи, где нет иерархии событий или персонажей, но у каждой реплики свое место, как у каждого артиста – соло и шанс на коммуникацию. Открывающая вечер пьеса Somewath Still When Seen From Above, которую британец Тео Клинкард сделал в соавторстве с перформерами, с этой эстетикой играет, то ли обкуривая, то ли задымляя сцену романтическим туманом. Буквально. Дым пускают карабкающиеся на высокие стремянки рабочие сцены. Тут все погружено в ожидание и происходит как будто по инерции: новое не вырисовывается, но и старое уже не довлеет – рассыпаются гирлянды из тел, обрываются случайные «контактные» импровизации или эффектный фольклорный танец, который одна пара долго репетировала – как будто флиртовала. Вторая вещь – The Lighters Dancehall Polyphony хореографов Чечилии Бенголеа и Франсуа Шаино энергию танцовщиков, которую первая пьеса как будто придерживает, эксплуатирует уже на полную мощь. Так, что дыхание перехватывает от накопившейся в «старичках» мощи – эти станцуют хоть телефонную книжку, не то что новомодный клубный тверкинг, который здесь соседствует с пением а капелла: хореограф Франсуа Шаино – выпускник консерватории и специализируется на полифонических структурах. Что поют, тут в итоге не важно – когда в финале утомившиеся от яростного бурлеска и нарциссических самопародий артисты усаживаются на пол и затягивают: «Эй, ухнем! Еще разик, еще раз», зрители, не знающие русского текста, благоговейно замирают, как на мессе.

Автор третьей, венчающей вечер пьесы – Тим Этчелз – режиссер и писатель, основатель знаменитого в Великобритании экспериментального театра. Для In Terms Of Time он собрал команду из тех, кто, как его ассистент по хореографии Хорхе Пуэрта Армента, многие годы работал с Пиной Бауш. Меланхоличный, контрастный, с множеством отличных «камео» – такой коллаж, кажется, могла бы собрать Бауш. С поправками на сегодня и местность. Вместо травы, земли или воды здесь ландшафт из сотен пластиковых стаканчиков, маневрируя между которыми сочиняют каждый свой танец перформеры. Они соревнуются во всяких глупостях вроде надувания шариков и флиртуют, кто с чем получится – хоть с фикусом. Здесь множество эпизодов, придуманных танцовщиками как будто лично для Бауш. Но главное – «ветеранов» ужасно приятно видеть в такой креативной форме: Реджину Адвенто (пришла в театр в 1993-м), посыпающую тело сахарной пудрой и слизывающую ее языком. Падающую с высоких синих каблуков сокрушительную клоунессу Назарет Панадеро (в театре с 1979 г.), блондинку-вамп Юлию Шанахан (с 1988-го в компании), разгуливающую по сцене с зажигалкой и огнетушителем одновременно.

Есть еще порох, т. е. газ. Коллаж Этчелза, в котором перформерская креативность – самодостаточный товар, вспоминая старое, набрасывает совершенно неожиданное будущее. Может, ходить далеко не надо и все, что нужно, все, чему научила Бауш, ее артисты по-прежнему могут вынуть из самих себя? Может, хореографию «Новых пьес 2016» они сочинят уже сами?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать