Статья опубликована в № 3935 от 09.10.2015 под заголовком: Принцесса по-милански

В Милане прошла премьера новой постановки «Спящей красавицы»

Свой взгляд на один из самых знаменитых балетов Петипа представил Алексей Ратманский
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Мировая премьера этой постановки состоялась весной в американской Коста-Месе: «Спящая красавица» в прочтении Ратманского – совместный продукт влиятельного Американского балетного театра и амбициозной балетной труппы «Ла Скала», борющейся за место среди ведущих европейских компаний. В Америке постановка вызвала настоящий ажиотаж, о котором свидетельствуют хотя бы три рецензии «Нью-Йорк таймс». В последние годы все более погружаясь в классические балеты, Ратманский видит в них источник новых идей и стремится максимально очистить их от напластований веков, хотя «Спящая красавица», почти официально имеющая титул «энциклопедии классического танца», еще 15 лет назад казалась непригодным для этого полигоном: по народным балетным легендам, она почти не подверглась модернизациям.

Иллюзию разрушил Мариинский театр, когда в 1999 г. доверил Сергею Вихареву и Павлу Гершензону создать спектакль по архивным записям ассистентов Петипа, хранящимся в Гарварде. Гигантская четырехчасовая версия с неисчислимым количеством миманса, кордебалета, корифеек, солистов и премьеров в фижмах, кринолинах и париках продемонстрировала, что эпохи и их вкусы заметно исказили балет, скрыв под псевдонимом «Петипа» целый коллектив усовершенствователей.

Восстановители

Для хореографа Сергея Вихарева и Павла Гершензона, профессионального архитектора, важнейшей задачей было восстановить структуру старинного колосса, рассмотреть систему взаимоотношений классических пуантов, характерных каблуков, бальных туфель, соотношение танца и выразительного жеста – пантомимы, воочию увидеть роскошь рисованных дворцовых интерьеров и многоцветье костюмов.

«Спящая красавица» Вихарева – Гершензона, увы, уже канула в вечность, да и инициативу в изучении оригиналов Россия, родина всех великих старых балетов, отдала Западу. Ратманский, ныне представляющий Американский балетный театр, тоже заинтересовался «Спящей красавицей» и обратился к тем же гарвардским записям Николая Сергеева, с которыми работали предшественники. Их он дополнил довоенным фильмом с фрагментами «Спящей красавицы» постдягилевских компаний, записями английских версий, начало которым положила постановка самого Сергеева, ассистента Петипа, и другими источниками.

В них Ратманского в первую очередь заинтересовало, как выглядел в эпоху Петипа и его ближайших потомков сам танец. Он непринужденно соединил в своем спектакле записи, которые датирует 1904–1906 гг., и оформление по мотивам Льва Бакста 1921 г. (созданное Ричардом Хадсоном), когда «Спящая красавица» впервые была показана за пределами России дягилевской антрепризой, а текст спектакля восстанавливал тот же Сергеев. Ратманский восстанавливает динамику и механику танца, в котором нет места акробатическим поддержкам на плечах партнера и выниманиям ноги в developpe ощутимо выше 90 градусов, зато есть мягко скругленные, а не по-баланчински вытянутые руки, спущенные с пуантов движения, которые глаз с непривычки не хочет воспринимать на полупальцах, низко опущенные в арабеске спины, похожие на готические шпили аттитюды под острым углом и прыжки с поджатыми ногами, отсылающие к тарантелле, – недаром их называли итальянскими. Танец выглядит ожившими фотографиями рубежа XIX–XX вв., а партитура под управлением Владимира Федосеева обретает забытую динамику и звучит в авторских темпах.

Воскрешая первоначальный вариант хореографии «Спящей красавицы», Ратманский возвращает на сцену и воспоминание об эпохе итальянского владычества в мировом балете, и образ первой Авроры – великой миланской виртуозки Карлотты Брианца, чье мастерство оценил Петипа и во всем блеске представил в своем спектакле. В современном «Ла Скала» премьеру тоже отдали приглашенной звезде – московской приме Светлане Захаровой. Но ей удачно аккомпанировали местные юные солисты. 19-летний Якопо Тисси, за неделю заменивший травмированных Дэвида Холберга и Сергея Полунина, без страха и упрека представил принца Дезире и отважно исполнил в свадебном па-де-де невероятные пируэты в рыбку с одной руки, ничуть не поколебав свою драгоценную ношу. Эффектна была в партии Феи Сирени Николетта Манни, во втором составе уже принцессой Авророй составившая пару аристократичному Тимофею Андриященко. Звезда итальянского балета Массимо Мурру со всем багажом романтического репертуара в бэкграунде в небольшой по объему партии злой Феи Карабос показал, как фея может превратиться в фурию. А таким Голубым птицам, как Клаудио Ковьелло и Анджело Греко, могут позавидовать и главные российские труппы. Но главное, что весь ансамбль, в первую очередь кордебалет, работает с таким доверием к постановщику и скрупулезной точностью, что миланская принцесса явно пробуждается не от поцелуя принца, а от энтузиазма и энергии окружающего ее мира.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more