Статья опубликована в № 3953 от 05.11.2015 под заголовком: Горько

Бонд устал быть Крейгом

Фильм «007: Спектр» оставляет зрителя с вопросом, увидим ли мы того же человека в той же роли в следующей серии

Он взялся за старое. Опять «Бонд.Джеймс Бонд». Опять смокинги и водка с мартини. В «Казино «Рояль», первом фильме современной бондианы, новый Бонд – Дэниел Крейг на вопрос бармена: «Встряхнуть?» – махал рукой: «Да все равно» – и это было революцией. После гламурного Пирса Броснана, к концу своей шпионской миссии превратившегося в чистый рекламоноситель, суровый жилистый Крейг резко заземлил бондиану: трюки, драки и погони стали реалистичней, сюжетные конструкции жестче, а еще у агента появились чувства. Гибель в финале «Казино «Рояль» Веспер Линд – самой умной девушки Бонда в истории – подкосила его так, что 007 не может забыть об этом уже три серии. Да и как забыть глаза Евы Грин! Даже после встречи с Леа Сейду, которая в «Спектре» наконец-то растопила лед в бондовском сердце, но не развеяла печаль. Бонда снова мучают воспоминания и чувство вины. Развалины взорванной в предыдущем фильме штаб-квартиры МИ6 сняты в «Спектре» как подсознание агента 007, в которое ворвался маньяк и развесил по стенам портреты всех, кого Бонд не смог спасти, – от любимой Веспер до начальницы М (Джуди Денч), которая была для агентов с двумя нулями и родиной, и матерью.

Теперь М, как в 1960–1980-х, мужчина (на должность заступил Рейф Файнс). Секретарша Манипенни (Наоми Харрис) дразнит зрителя намеками, что у Бонда возможен легкий флирт на работе. С ее образом в «Спектре» даже связаны редкие рудименты реализма: позвонив Манипенни во время ночной погони по Риму, чтобы девушка по-быстрому пробила по базе преследователя, агент с удивлением узнает, что у Манипенни есть личная жизнь, и, кажется, слегка расстраивается.

Хотя пару часов назад у него был секс с Моникой Белуччи – на фоне общего отката бондианы в прошлое эпизод почти новаторский, ведь публика привыкла, что женщины Бонда должны быть гораздо моложе. Конечно, камера предельно деликатна и старается оставить лицо актрисы в тени, но возраста не скрывает, а скорее подчеркивает: Белуччи здесь – сама римская красота, вечно манящая, и Бонд, даже имея холодный расчет, не может ею не соблазниться.

Дорого и любо

«Спектр» стал самым затратным проектом в истории бондианы. Заявленный бюджет составлял $300 млн, но продюсеры не смогли удержаться даже в этих фантастических рамках. В итоге было потрачено около $350 млн. Но, судя по стартовым сборам (в одном только Соединенном Королевстве «Спектр» заработал уже больше $64 млн) и гигантскому числу кинозалов (в Северной Америке – больше 3600, в России – около 2200), прибыль оправдает затраты.

За камерой в «Спектре» стоял один из лучших современных операторов – Хойте ван Хойтема, снимавший «Впусти меня» и «Шпион, выйди вон» Томаса Альфредсона. Он умеет придать кадру не только глубину и пластичность, но почти тактильность (и тут, наверное, принципиально, что в отличие от полностью цифрового «Скайфолла» «Спектр» снят на 35-мм пленку – хотя постановкой в обоих случаях занимался Сэм Мендес). Ван Хойтема любит уводы в расфокус, резкий контраст между первым и дальним планами. Он не просто переключает наш взгляд, но словно бы предлагает зрителю стать внимательней, наблюдательней – свойство, весьма полезное для шпионского жанра и вместе с тем позволяющее отвлечься от сюжета и воспринимать «Спектр» прежде всего визуально. Причем не как набор трюков и спецэффектов, а как чувственный объект, в котором томная красота Моники Белуччи зарифмована с вечным Римом, сдержанность и грация Леа Сейду – с заснеженными альпийскими пейзажами и лаконичной скандинавской архитектурой, а ее разбуженная сексуальность – с белым солнцем пустыни, под которым разворачивается кульминация сюжета.

О сюжете хотелось бы промолчать совсем. Не из опасения выдать секреты, а просто потому, что это самое неинтересное в «Спектре». Формальная актуальность состоит в том, что злодей (Кристоф Вальц) стремится получить доступ к системам слежки всех стран (тут очень кстати, что крупнейшие разведки мира как раз собираются объединиться). Но содержательная интрига совершенно другая: останется ли Бондом Дэниел Крейг?

Во-первых, агент снова влюбился и собирается взять как минимум отпуск на медовый месяц. Во-вторых, бондиана снова сделала такой же резкий разворот, как при первом появлении Крейга, и недвусмысленно заявила о желании двигаться в обратную сторону, к классическому образу Бонда. Заявка была сделана еще в финале предыдущей серии «Координаты Скайфолл», где Крейг и Джуди Денч садились в антикварный Aston Martin, чтобы, по словам 007, «отправиться в прошлое», потому что «там у нас больше козырей».

И вот обещание выполнено. Пафос «Спектра» в том, что технологии технологиями, но человеческий фактор важнее всего. А значит, каждый Бонд уникален, у каждого свой стиль. И если стиль решено поменять, с нынешним Бондом пришло время прощаться. Жаль. Отличный был агент. По-моему, так просто лучший.

В прокате с 6 ноября

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать