Стиль жизни
Бесплатный
Олег Зинцов
Статья опубликована в № 3965 от 23.11.2015 под заголовком: Есть у революции конец

Четвертый фильм антиутопии «Голодные игры» показал, что есть у революции конец

Но дотерпеть до него непросто

Наши победили. Но какой ценой. Это если коротко.

Но разве даже после первой серии у кого-то были сомнения, что тиран-президент Сноу (Дональд Сазерленд) будет свергнут, а созданная им кольцевая общественная структура, в которой эксплуатация возрастает по мере удаления от центра-Капитолия, будет разрушена. И сделает это отважная лучница из самого бедного округа Китнисс Эвердин (Дженнифер Лоуренс), победительница транслируемых на всю страну гладиаторских игр на выживание, ставшая символом Сопротивления, Сойкой-пересмешницей.

Вопрос был только в хронометраже. Антиутопия писательницы-для-девочек-подростков Сьюзен Коллинз – трилогия, но в экранизации последнюю книгу поделили на две части, и вторую я смотрел почти что с умилением, сочувствуя авторам, которым так трудно расставаться с полюбившимися персонажами, уже принесшими компании Lionsgate $2,314 млрд. Но смотрел и с тревогой, не сбывается ли на экране обещание из советской песни, что нет у революции конца.

Из новых визуальных впечатлений второй «Сойки-пересмешницы» – белесые твари, срисованные частично с Голлума из «Властелина колец» и прыткие, как Чужие. Они живут в столичной канализации, через которую отряд главной героини подбирается к президентскому дворцу. Потому что на улицах уже осажденного повстанцами Капитолия расставлены многочисленные ловушки. Из-за них сорвался первоначальный план руководства Сопротивления, согласно которому отряд Китнисс должен был идти в арьергарде, снимая на зачищенной территории пропагандистские ролики с участием Сойки-пересмешницы.

Но о приемах пропаганды и контрпропаганды была предыдущая серия, в которой Капитолий и Сопротивление боролись за сердца телезрителей, используя разлученную пару победителей «голодных игр»: Китнисс под присмотром политтехнолога Плутарха (Филип Сеймур Хоффман) вдохновляла повстанцев, а влюбленный в нее бывший боевой товарищ Пит (Джош Хатчерсон), измученный пытками и наркотиками, выступал в шоу государственного канала. Теперь они снова вместе, в одном отряде, но Пит в наручниках, потому что никто ему не доверяет (и он сам в том числе).

Могло быть еще длиннее

По словам режиссера Фрэнсиса Лоуренса, хронометраж фильма «Голодные игры. Сойка-пересмешница. Часть II» после первого монтажа составлял 2 часа 51 минуту. В финальной версии осталось 2 часа 16 минут. Во второй части совсем мало сцен с Филипом Сеймуром Хоффманом: актер умер в феврале 2014 г.

И правильно: никому нельзя доверять. С точки зрения идеологии вторая часть третьей серии «Голодных игр» представляет собой развернутую иллюстрацию тезиса, что цель не оправдывает средства. Президент Сноу, безусловно, тиран, но даже он изумляется цинизму, на который оказываются способны революционеры во главе с героиней Джулианны Мур. И только лучница Китнисс сердцем чует, куда надо в решающий момент направить стрелу. Зрительниц, конечно, не меньше справедливости и независимости волнует вопрос, не промажет ли Амур. Ничего-ничего, он тоже за гуманизм.

P. S. В кульминации фильма есть душераздирающий момент, когда Китнисс, накинув капюшон, идет в толпе беженцев, которых обещали пустить в президентский дворец. Все бредут, не оглядываясь, но героиню узнает маленькая девочка, которая сидит у матери на руках и смотрит назад через ее плечо. Тут начинаются взрывы, паника, Китнисс куда-то мечется, видит эту маленькую девочку, кричащую над упавшей матерью. Так вот, снимай это, скажем, Спилберг, он бы про девочку ни за что не дал нам забыть. А режиссеру Фрэнсису Лоуренсу все равно. Это наблюдение касается, конечно, не морали, а профессионализма.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать