Статья опубликована в № 3966 от 24.11.2015 под заголовком: Дон Жуан и быкорова

Событиями фестиваля «Дягилев P.S.» стали «Дон Жуан» и «Торобака»

Теодор Курентзис и его оркестр выступили с привычным артистизмом, а Акрам Хан и Исраэль Гальван показали пример соединения этники с современным танцем

Петербургский фестиваль искусств, идея которого родилась в ходе кухонных посиделок трех подружек, за шесть лет превратился в мероприятие, которое ни в коем случае нельзя пропустить. Для объявленных в афише спектаклей загодя освобождаются вечера в рабочем графике; фанаты Теодора Курентзиса влет раскупают билеты на его концерт, а Александринский театр осаждают толпы желающих попасть на привозные балетные спектакли.

От балетов Ноймайера фестиваль перешел к увлечению Прельжокажем. От Прельжокажа – к Сиди Ларби Шеркауи (сенсация прошлого года – его спектакль с участием шаолиньских монахов). В этом году, после московского Danceinversion, в Петербург привезли спектакль «Торобака», в котором сошлись Акрам Хан и Исраэль Гальван, представив в экзальтированном танце-схватке все сильные стороны индийского катхака и испанского фламенко (а двуязычно-дадаистское название сложилось из быка – торо и коровы – бака).

И это – важный этап. Фестиваль обозначил новый ареал своих художественных интересов: танцевальная этника, соединенная с contemporary dance. Практическое исследование традиции в диалоге культур, в ходе которого обнаруживалось сродство далеких стилей. В «Торобаке» свелись в единое художественное время/пространство два крайних пункта пути, по которому некогда шествовала древняя танцевальная традиция. Дуэт исполнялся на фоне французских песенок, итальянских тарантелл, испанских канте хондо и португальских фаду; за ритм отвечали два перкуссиониста, испанец и индиец. Ритмические паттерны, укорененные в искусстве устной традиции раги, и взвинченные ритмы фламенко сливались в симфонию: далекое становилось близким, едва ли не тождественным. Мысль о всеобщем родстве культур, о глубинных связях между ними рождалась во время спектакля сама собою. Мысль тем более важная, что фестиваль открылся всего два дня спустя после известных печальных событий в Париже.

Удивление и почет

Хореограф Анжелен Прельжокаж стал победителем ежегодной премии фестиваля «Удиви меня!» Премия была присуждена за заслуги, а также в связи с 30-летием труппы из Экс-эн-Прованса.

Главным же музыкальным событием стало выступление оркестра и хора MusicAeterna в БЗФ; концертное исполнение «Дон Жуана» Моцарта с приглашенными солистами европейского класса под управлением шефа оркестра Теодора Курентзиса. Только в прошлом году «Дон Жуан» был поставлен в Пермском оперном театре, завершив серию спектаклей, составленных по оперной трилогии Моцарта. Спектакль получил кучу номинаций на «Золотой маске», однако петербуржцам пришлось удовлетвориться концертным вариантом. Впрочем, Курентзис, разумеется, не стал следовать академическому ритуалу филармонического концерта и непринужденно взломал его, насытив концерт театральностью: светом, дышащими паузами и непредсказуемой пластикой жеста.

Концерт начался с полной темноты в зале; лишь таинственно светились в темноте пульты музыкантов, да голубоватый свет софитов освещал лица певцов. Яркий свет зажегся всего один раз, когда ватага «гостей на свадьбе» с гиканьем и смехом ворвалась в зал откуда-то из холла, взбежала на сцену и развернула во всю ширь оранжевое полотнище с лозунгом «Viva La Liberta!». Что немедленно спровоцировало аплодисменты в зале.

Главный европейский миф о великом соблазнителе в интерпретации пермяков обретал поистине гимнический характер. Это был гимн жизни, любвеобильности главного героя и галантному веку, чье настроение передавали томные дуэты, серенады и канцоны.

Солисты были хороши каждый по-своему. И нежная Донна Анна – Мирто Папатанасиу. И лукавая гибкая Церлина – Кристина Ганш. И в особенности жовиальный, подвижный Вито Прианте – Лепорелло, слуга и наперсник главного героя. Постоянный партнер Пермского театра греческий баритон Димитрис Тилякос, спешно вызванный на замену в Петербург, сумел с ходу органично вписаться в ансамбль и весьма достойно спел титульную партию, не дав слабины даже при задаваемых Курентзисом бешеных темпах. Очень украсил певческий ансамбль мягкий, удивительно ровный тенор Кеннета Тарвера – Оттавио; певец выказал практически идеальное владение моцартовским стилем по части фразировки и всех этих выразительных понижений тона, нежных придыханий и прочих красивостей, которыми обильно уснащена партия.

Фестиваль «Дягилев P.S.» продолжается. На очереди – выступление труппы Марты Грэм.

Санкт-Петербург

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать